The Cure на фестивале Maxidrom

В 2012-м возрожденный в прошлом году фестиваль Maxidrom совместно готовили три компании, занимающие лидирующие места в профессиональной организации музыкальных мероприятий, – SAV Entertainment, «С.А.T.» и «Мельница». Хочется верить, что этот альянс означает, что организаторы очень серьезно относятся к бренду Maxidrom и готовы его усиленно развивать в сторону действительно международно известного рок-фестиваля в черте города.

Это невероятно трудная задача, если учесть высочайший уровень конкуренции на рынке европейских музфестивалей и весь букет традиционных российских проблем, сопутствующих любому бизнесу (высокая себестоимость, коррупция, полузакрытые границы, проблемы с безопасностью и т.п.), но очень важно, чтобы ее кто-нибудь перед собой ставил. Если бы в России, где тратят миллиарды на совершенно безумные и бессмысленные проекты, появился хотя бы один музыкальный фестиваль, который бы смог конкурировать, например, с Exit, стихийно возникшим в опустошенной войной Сербии и за 10 лет развившимся в успешный мировой фестивальный бренд, в этом больше было бы пользы для внутреннего культурного, политического и экономического климата, чем от проведения на нашей территории «Евровидения», Олимпиады и чемпионата мира по футболу вместе взятых. Поэтому, несмотря на то что по своей официальной истории Maxidrom 2012 считается пятнадцатым, я бы предложил считать его первым и ритуальным. Первым – потому что в этом году организаторы Maxidrom пошли на эксперименты с форматом, распланировав его на два дня, отказавшись от ороговевших российских рок-звезд, гарантированно собирающих аудиторию в десятку тысяч, и пригласив в хедлайнеры популярных калифорнийцев Linkin Park, которые зарабатывают миллионы на протестной риторике и энергии бунта, и знаменитых англичан The Cure, впервые приехавших в Россию. Ритуальным – как раз из-за The Cure, закрывших фестиваль трехчасовым лайв-сетом эпической силы, финальным аккордом которого стали гром, молния и сильнейший ливень.

The Cure – для российской рок-музыки последних 36 лет (сколько существует группа Роберта Смита) группа символическая. Многие наши рок-музыканты в свое время были увлечены простыми и эффектными песнями Смита и найденным им пафосным контрастным стилем, в котором чернильная тушь сочетается с алой помадой, а духоподъемные мелодии – с экзистенциальной тошнотой текстов. Многие, по выражению Олега Нестерова, чувствовали себя его «кармическими близнецами» – при этом немногие находят силы в этом признаться, однако неизвестно, что бы представляла собой российская рок-музыка, если бы не группа «Чудак» (как почему-то было переведено название группы на первой советской пластинке The Cure, пиратским образом изданной Андреем Тропилло). Скорее всего черт знает что.

Парадокс в том, что российские рок-герои, когда-то продвигавшиеся тем же фестивалем Maxidrom, сейчас представляют собой черт знает что и, как правило, превратились в серию автошаржей, а погрузневший чудак Роберт Смит, не изменяющий с годами ни жене Мэри, ни ставшей комичной прическе «взрыв на макаронной фабрике», ни макияжу со стрелками (между прочим, это татуаж!), и его группа, которой он рулит железной рукой, – в отличной форме. На одном дыхании и без лишней суеты 50-летние музыканты The Cure (самому молодому, барабанщику Джейсону Куперу, – 45) сыграли полнейшую ретроспективу своего творчества – 35 песен, из которых половина – хиты, половина – печальные гимны, погружающие в транс. Дали три биса, выжав досуха самых ярых фанатов, готовых скакать по полю, несмотря на расходящуюся непогоду, и ушли со сцены, уступив место единственному сравнимому по силам конкуренту – буре, давшей первые залпы грома вместо праздничного фейерверка. Мокрая до нитки многотысячная толпа, спешно эвакуировавшаяся с поля Maxidrom после (наконец-то!) «Boys Don't Cry», торжественными воплями приветствовала каждый раскат, как первое появление Роберта Смита.

Говорят, что песни Смита депрессивны. Мне так не кажется, но на месте российских рок-музыкантов, топтавших VIP-зону во время выступления The Cure, я бы пошел и застрелился прямо под «Disintegration», оттого что так выступать не умею и что таких эйфорических песен не написал. Своим выступлением в Тушине, сопоставимым с аномальным природным явлением, The Cure отпели и оплакали тупиковый российский рок-проект, который отчасти сами когда-то спровоцировали, и в этом был главный ритуальный смысл первого (или юбилейного пятнадцатого) Maxidrom.

Давайте жить теперь по-новому.

по материалам openspace.ru

Новые пользователи

  • Мурат
  • Goblin2008
  • Elenaeva
  • павел плавич
  • tauwecknonpmat1983

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 4 гостя.

(i) На сайте не хранятся файлы, защищенные авторскими правами. Все музыкальные файлы находятся на сторонних серверах, к которым мы не имеем отношения. Ссылки на них взяты из общедоступных источников в сети интернет.