Royal Hunt

Биография
фото: 
RoyalHunt.jpg
Участники: 
  • Kenneth Olsen
  • Henrik Brockmann
  • Jacob Kjaer
  • André Andersen
  • D.C. Cooper
  • Steen Mogensen
Биография: 

Пролог (эпилога не будет!)

Итак, ни для кого уже не секрет, что некто Андрей Андерсен - наш с вами бывший соотечественник, покинул СССР на пылающем кумачом восходе 80-х и отправился на ПМЖ на родину своего отца - в Данию, а именно, в столицу королевства, Копенгаген. С чем мы себя и можем поздравить, поскольку теперь наша великоросская гордость за "своего парня", который, мягко говоря, выбился в люди, может доставлять нам сколько угодно и какого угодно удовлетворения.

Мало того, "свой парень" оказался еще и жутко талантливым, а посему давайте будем гордиться вдвойне. Но и это еще не все: не только музыкальный талант достался этому человеку с русским именем и знаменитой датской фамилией... Никак не могу удержаться, и не процитировать коллегу: "давать разгону проклятым буржуям" Андрей, похоже, умеет и мягко, и жестко, и даже с закрытыми глазами.
И все же, позвольте мне не делать "смелых" выводов о том, кто же в этом, на сей момент датско-американском королевстве Король, кто - Серый Кардинал, а кто и вовсе Королевский Шут...

Команда прошла уже долгий путь, и, будем верить, впереди еще много хорошего. Благодаря таланту, упорству, иногда везению, участники коллектива имею теперь то, что имеют: на всех - шесть студийных альбомов (седьмой на подходе) и массу других релизов, каждый - по сольному проекту, куче сайд-проектов, и, надеюсь, счастливой судьбе человека, который занимается любимым делом. Как работает магия Royal Hunt мы с вами могли уже убедиться два раза. А в том, что она работает, нет никаких сомнений: я вижу то, что вижу, и слышу то, что слышу, поэтому, могу поклясться - популярность коллектива в России растет с каждым годом, с каждым новым альбомом...

Музыка Royal Hunt сама по себе достойна диссертации, нет, поэмы: настолько она, при всей своей кажущейся простоте, сложна и, все-таки, необычна для хард-рокового мейнстрима, что каких только определений не встречается в прессе, как только не пытаются ее классифицировать и, что называется, положить на полочку. И каких только подписей к этой полочке не сделано: "хард-рок с элементами прогрессива", "мелодик-рок\метал", и даже "пауэр" и "симфо".

Если уж характеризовать эту музыку, то найдется много эпитетов. Слова типа "мощность", "драйв", "сила", "энергия" - сами по себе не значат ничего, но в купе со словами "красота", "мелодизм", "эмоциональность", дают некое приблизительное понимание. Однако если вы никогда не слышали Royal Hunt, лучше вам будет приготовиться и, если не понять, то хотя бы просто принять следующее: музыка этой странной команды просто и сложна одновременно, Андрей Андерсен в своих композиторских полетах иногда заходит далеко - до откровенной хитовости мелодий, но не слишком далеко, он никогда не опускается до пошлости... Единожды услышав Royal Hunt, вы, наверняка, с первого же раза запомните хотя бы пару ходов. В то же время, эта мелодическая доступность замаскирована сложностью и даже некоторой замысловатостью аранжировок, действительно, симфонической наполненностью каждого трэка, обилием вокальных (равно как и всех других) тем, которые, как потоки горной реки несутся, каждая по своему пути, но в одном русле. И все это дополнено философскими текстами, в которых находишь и красоту идеи, и красоту языка... Что ж, если вы еще не слышали Royal Hunt, обязательно послушайте.

А начну я историю этого удивительного коллектива с Москвы - откуда же еще начинать?

*Струны. Москва, 60 - 80-е годы прошлого века*

В пятилетнем возрасте сын Палле Андересена, датского журналиста, аккредитованного в Москве и Галины Шанидзе, работавшей в театре им. Ермоловой, мечтал играть на виолончели. Кто знает, возможно, мир и получил бы еще одного виолончелиста, если б не некий преподаватель некой музыкальной школы, к которому привели Андрея на первое в жизни прослушивание, и чье имя, несмотря на явную историческую ценность, нам не известно.

По странной логике этого человека, виолончель предназначалась для девочек, а вот рояль был инструментом для настоящих мужчин: чем больше струн у инструмента, тем более настоящ мужчина, играющий на нем. Давайте не будем разбираться в мотивациях преподавателя, в советские времена все жили по плану, может, школе просто не хватало учеников по классу пианино, а может, учителю удалось на мгновение заглянуть в будущее. На наше счастье, логика преподавателя не распространялась на арфу. Так или иначе, он открыл крышку рояля и показал мальчику все эти восхитительные струны... терзать которые, разумеется, посредством клавиш, и предстоит Андрею в течение последующих семи лет.

Надо сказать, обучение в ДМШ было способно отвратить ребенка от музыки на всю оставшуюся жизнь. О, эти этюды Черни - армия клонов, один из которых приходилось играть чуть ли не на каждом академическом концерте! А чего стоит бесконечное распевание гамм на уроках сольфеджио... Но, не будем о грустном. Выдержав все это, и окончив музыкальную семилетку, Андрей еще пять лет брал частные уроки у одного из преподавателей Московской консерватории и, таким образом, получил основательное классическое образование, а значит, и технику.

Но нас больше интересует не то, каких композиторов-классиков предпочитал Андрей, а нечто другое: почему он стал тем, кем он стал?

Закономерно то, что у каждого человека есть друзья, но, часто, друзья случайно влияют на нас, да так, что последствия влияния идут довольно далеко. А у Андрея Андерсена был школьный друг, Андрей Печенкин. Пока первый Андрей штурмовал науку о доминантсептаккордах, второй Андрей успел стать счастливым обладателем барабанных палочек, и даже применял их по прямому назначению, играя в "самодеятельном коллективе" (помните такое определение?) - некой ЖЭКовской команде. Разумеется, второй Андрей пытался сделать первого Андрея клавишником этой самой команды, но все как-то неудачно. Но однажды тринадцатилетний Андрей Андерсен обнаружил себя, восторженно наблюдающим своих приятелей, до жути крутых парней, которые развлекали публику на танцах песнями из репертуара то ли "Веселых ребят", то ли какого другого коллектива, уважаемого и почитаемого трудящимися массами СССР. И, разумеется, запах славы, пусть школьной, но все-таки славы, не оставил Андрея равнодушным: что ж, решил он, пора бы согласиться на предложение Печенкина...

Так и начались первые репетиции будущего лидера Royal Hunt. Но были они, по его собственному признанию, невнятными и бестолковыми, поскольку никто в коллективе, включая самого Андрея, не знал, какую же музыку им хочется исполнять.

На самом деле, мы вплотную подобрались еще к одному ключевому моменту в жизни Андрея. Наверное, каждый из поклонников рок-музыки помнит свой первый альбом, как первую любовь, но редко кто помнит подробности. Где вы его откопали? Кто вам его подарил? Кто посоветовал его послушать?.. Вот таким первым альбомом для Андрея Андерсена стал In Rock. Один из тех, не побоюсь этого слова, шедевров, которые - даже не будучи "первыми" - остаются с вами на всю жизнь.

Что ж, потрясение случилось значительное, и Андрей понял, что, наконец, нашел клад. Вместе с обретением любимой музыки, он приобрел и очень полезную идею: надо писать свои песни. Давайте же поблагодарим музыкантов Deep Purple еще и за это!

Где In Rock, там и все остальное, ведь главная особенность хорошей музыки - это то, что она вызывает привыкание, попросту говоря, человек начинает болеть меломанией. В советские времена болеть меломанией было тяжело: виниловое капиталистическое лекарство категорически запрещалось к употреблению. Тем не менее, простые комсомольцы и даже пионеры болели, и лечились, и в этом был немалый элемент авантюризма - чем запретнее плод... Думаю, каждый российский меломан советской закалки помнит, как это было, но нам важно лишь знать, что Андрей получал свое лекарство - а какими путями... вспомните себя.

Итак, кто-то ехал за романтикой на очередную комсомольскую стройку, а кое-кто жестко подсел на "отвратительные проявления буржуазной культуры", такие как Rush, Kansas, Styx, Queen, Pink Floyd, Genesis и Yes. При этом - попытки писать свою музыку и репетиции в банальнейшем ЖЭКе под номером пять... Надо сказать, та же романтика, но весьма для тех времен своеобразная. И тем более интересно сейчас узнать, что группа, в которой играл Андрей, классифицировалась как ВИА, участвовала в конкурсах (самодеятельных коллективов?), на которых с маниакальным упорством занимала вторые места - надо думать, кто бы присудил победу поклонникам "проявлений", да и нужна ли была им эта победа, по большому счету?

Тем не менее, душа артиста требует признания, если уж не официального, то, хотя бы, надо сорвать аплодисменты в каком-нибудь Красном уголке, ЖЭКе или на танцах - только представьте, все началось для Андрея с трех лет сплошных Красных уголков, плакатов "Миру - мир" и "Слава труду", украшающих задник сцены! И кто знает, может, найдется еще где-нибудь пыльный бюст дедушки Ленина, который помнит, как будущая рок-звезда дружески хлопнула его по гипсовой лысине?

Конечно, жизнь состояла не только из одних красных уголков. Окончив школу, Андрей поступил в Первый Медицинский институт, а друг его, Андрей Печенкин, судя по всему, никуда не поступил, а отправился служить Отчизне. По мнению Андрея (который Андерсен), если бы не это обстоятельство, и не (грядущий еще) отъезд его самого в Данию, их группа, быть может, и добилась какого-то успеха.

Но покуда не было успеха, Андрей работал. Собственно, правильно и делал: самостоятельно освоил гитару, занимался в Джазовой студии ДК "Москворечье", играл с оркестрами в московских театрах, даже поработал звукорежиссером - разумеется, все это принесло дивиденды. И, разумеется, в будущем.

А 1982 и 1983 годы стали для Андрея, что называется, судьбоносными. Как-то раз друзья затащили его на концерт "Автографа" в ДК АЗЛК. Случайность? О, да. И какая: до того самого дня Андрей и не подозревал, что в одном городе с ним существует команда вполне сопоставимая с его любимыми прог-роковыми коллективами. Однако все они находились ТАМ, а "Автограф" - вот он, здесь. И играет этот "Автограф" что-то свое, совсем не похожее на среднестатистическую советскую музыку.

И тут в душе Андрея произошел очередной переворот: команда так сильно зацепила его, что он не только остался ее вечным поклонником, но и понял одну важную вещь - настоящую музыку, можно делать не только на Западе. И, если уж еще кто-то может, то почему бы не суметь ему, Андрею Андерсену? Давайте запомним этот момент, с тем, чтобы вернуть к "Автографу" еще, по крайней мере, один раз.

Ну, а 1983 год принес с собой еще один "счастливый случай" - но уже не случайность - семья Андрея уехала в Данию, поскольку работа его отца по контракту в России была закончена. И если концерт "Автографа" укрепил его в намерении делать свою музыку, то переезд в Копенгаген, без сомнения, увеличил в тысячи раз шансы сделать эту музыку еще и карьерой.

Что ж, мы еще долго не вернемся в Россию - конечно, только в рамках этого повествования - поэтому, я начну новую главу...

*Step by step. Копенгаген, 80-е*

Первые полгода в Копенгагене прошли для Андрея сумбурно: переезд, устройство на новом месте, поступление в Копенгагенский университет на факультет экономики стран Восточной Европы (по некоторым сведениям, он учился на журналистике). Что до музыки... Андрей устроился на работу в ресторан - играть на рояле. Пока он и не помышлял о рок-карьере: Андрей был один, друзья, с которыми он начинал в Москве, там и остались.

На том и могло бы закончится, но, начав однажды... Еще в Москве Андрей понял, чего хочет от жизни - и теперь он снова начал писать песни. Кстати, одной из первых была Stranded, вошедшая позже в первый альбом RH, и в ней - все, что чувствует человек, ставший вдруг "чужим".

Но - don't let them put you down - одиночество одиночеством, рояль роялем, а все постепенно устроилось. Датский язык выучился, деньги появились, даже появилась аппаратура, так сказать, материальная база, без которой было бы трудно осуществить задуманное. Впрочем, не одной аппаратурой жив рок-музыкант. Нужны единомышленники, друзья, коллеги... Коллеги имелись, но, как и любое другое маленькое общество, местные рокеры были, что называется, "закрытым клубом", в который надо было еще попасть. Некоторое время Андрей честно "попадал" к парням, настроенным на старую добрую и простую харду, хотя его интересы распространялись дальше, примерно туда, куда вели дороги, начатые еще английскими первопроходцами интеллектуального прог-рока.

Но пока Андрей не противился: "терпение и воздержание", золотое правило человека, идущего к своей цели шаг за шагом. Шаг номер один - Линк Рэй, динозавр американского рокабилли, лет восемь жил в Копенгагене, и в 1986 году задумал европейское турне. Что ж, Андрей оказался в его аккомпанирующем составе вместе с басистом из Jackal и барабанщиком из Dorian Gray.

Шаг номер два - Witchcross, копенгагенский хэви-состав, имеющий в активе дебютный альбом. С ними Андрей, в качестве приглашенного музыканта, выступает на рок-фестивале в Роскилде (советую запомнить это название!) и записывает их второй демо-альбом.

Но что есть приглашенный музыкант? Уже через год Андрей собирает состав Trace, и меняет хэви на симфо: первая группа Андрея исполняет музыку в духе Electric Light Orchestra. Этим самым он начинает новую серию шагов, ведущих к заветной цели, а за одним попадается на глаза Кену Хэммеру, лидеру Pretty Maids, лишившемуся клавишника. Что ж, Кен хоть и "пафосный" парень, но приглашает-таки Андрея на вакантное место. И получает отказ: Андрей ведь давно знает, чего именно хочет, и Maids в его планы не входит, хотя, казалось бы, команда уже встала на ноги, выпустила не один альбом - чего еще можно желать начинающему рок-музыканту? Но, забегая на много лет вперед, замечу - от судьбы не уйдешь. Андрей все-таки побыл клавишником Мейдс, хоть и совсем недолго. Но об этом - позже.

...А тут еще эта эпопея с банками. Говорят, получить кредит сложно, но кредит на строительство звукозаписывающей студии получить почти невозможно. С другой стороны, а что делать, если студия нужна, как воздух: нет у команды студии - сидит с одним демо в год... а такое положение вещей Андрея категорически не устраивало. Где-то в пятом или шестом банке прониклись великой идеей о насущной необходимости студии для развития рок-музыки в Дании, а главное, идеей о возможном коммерческом успехе этого предприятия. Что ж, Андрей получает кредит и вскоре на юго-западной окраине Копенгагена открывается Mirand Studio, над которой возвышается кирпичная труба, а внизу, на первом этаже, трудолюбивые датские автомеханики целыми днями ремонтируют машины.

И, уподобившись автомеханикам, иногда неделями без выходных, Андрей начинает отрабатывать кредит. В студию регулярно приходят даже мрачные волосатые парни из trash и death-составов, уж не говоря обо всех остальных, и Андрей, как владелец студии и звукорежиссер, становится причастным к выходу немалого количества музыкальной продукции. Кредитодатели могут быть спокойны.

Однако его собственная группа не оправдывает ожиданий, Андрей распускает Trace, и собирает очередной состав - трио Apart, который даже записывает сингл с двумя трэками - Outlaw и It's Over, и выпускает его на фирме It's Magic. Впрочем, и на этот раз получилось "не очень" - для остальных участников группы музыка была отнюдь не делом всей жизни. Что ж, Андрею вновь приходится говорить "good bye" очередному составу, и приниматься за поиски новых музыкантов.

Это был 1989 год, и это был "last goodbye". Потому что мы с вами, наконец, добрались до того самого момента...

*Follow me! Копенгаген, стык десятилетий*

Но сначала нам надо познакомиться с одним очень важным для нашей истории человеком. Стин Могенсен родился в Копенгагене, 7 декабря 1964 года, в семье менеджеров. До восьми лет Стин был обычным ребенком, но тут ему попался альбом Geordye, и Стин "заболел" рок-музыкой. Когда Стину исполняется 11 лет, семья покидает Копенгаген и переезжает в небольшой сельский дом неподалеку от Роскилда (надеюсь, вы не забыли это название? Оно нам еще пригодится). "Болезнь" Стина, тем временем, прогрессирует: вдобавок ко всему, его старший брат Джон играет в некой группе, и однажды, увидев брата на сцене, Стин понимает, что музыка + сцена = карьера, и такой образ жизни ему вполне подходит.

Вскоре совершается финансовая сделка: тринадцатилетний Стин дает то ли Джону, то ли товарищу Джона 500 датских крон, забирает у того бас-гитару и начинает учиться. А еще через некоторое время школьные друзья и товарищи Стина наблюдают его на сцене, с удовольствием исполняющим кавер-версии Santana и Beatles. Впрочем, со временем Стин обнаружил, что его тянет на нечто потяжелее, и он присоединяется к местной команде, тоже играющей каверы, но уже более внушительные: Thin Lizzy и AC/DC.

В 17 лет Стин поступает в технический колледж (technical school), затем - на работу в автомастерские "Ford". В течение 3-х лет он занимается ремонтом автомобилей, и параллельно осваивает мир классической музыки в частной музыкальной школе. "Ford, J.S. Bach and Mozart" - в такой компании лучших из лучших Стин пребывает какое-то время, с тем, чтобы примерно в 1985 году, присоединиться к группе Rebbelion, которая, вроде как, образовалась из экс-музыкантов Whitchcross. За два года существования группа записала пару демо и сделала несколько клубных туров по Дании. Однако традиционный и простой стиль Rebbelion не очень-то устраивал Стина, которому хотелось чего-то большего и лучшего...

А тем временем, Андрей Андерсен не оставлял попыток найти музыкантов для очередного состава. Они приходили... и уходили... приходили... и уходили. А однажды на прослушивание в Mirand Studio заявился Стин. Так или иначе, они нашли друг друга, и эта встреча стала началом Royal Hunt.

Но сейчас придется сделать маленькое отступление. Надо сказать, что в конце 80 - начале 90-х годов в Копенгагене функционировало несколько коллективов, которые оказались некоторым образом связанными с Royal Hunt. Собственно, в любом городе мира найдется этакая теплая компания музыкантов: они, время от времени, встречаются в барах, клубах и пабах, естественно, общаются, и, в результате, так же время от времени меняются местами - Джон (Вася, Хенрик) уходит петь из группы А в группу Б, а Джек (Петя, Пауль) - барабанить из группы Б в группу А. К сожалению, через десяток лет они уже и сами не помнят, кто с кем, и когда играл. Разница только в том, что многие из западных музыкантов занимаются такими вот делами на профессиональном уровне, а мы, в России, потом ломаем голову над их запутанными, если можно так выразится, отношениями - особенно, когда читаем их имена на каверах только что купленных разнообразных CD, причем, когда уж точно ничего подобного не ожидаем.

Так и новорожденный коллектив, название которого Андрей "подглядел" во время посещения музея разнообразных изобразительных искусств, не был объектом изолированным от жизни. Я бы предпочла отойти от правил, и не называть некую дату - "год образования", потому что, это был, скорее период - примерно с 88-го по 91-й, годы, когда и происходила материализация идеи Андрея создать настоящий коллектив, сколотить банду, собрать команду, найти партнеров, друзей и единомышленников. И все это происходило очень постепенно, с участием многих людей - приходивших и уходивших, - но нельзя и сказать, что началом "сезона охоты" стал выход первого альбома, ведь и до того, как материал был записан и издан, команда ФУНКЦИОНИРОВАЛА: репетиции, запись, клубные шоу дома и даже в США...

...А тут еще это место, Mirand Studio, где, как мы уже знаем, всегда рады не только кредитодателям, но и коллегам, которые, собственно, и обеспечивают ту, первую, радость. Среди прочих коллег была и некая группа под названием Narita, исполнявшая традиционный хард-рок...

В общем, друзья мои, не загружая вас чрезвычайно непонятными "фамильными деревьями" и хронологическими изысканиями, лучше опишу эпизод, который вполне мог произойти где-то в самом начале 90-х годов.

Итак, Копенгаген, Mirand Studio. Стук (звонок, пинок) в дверь.
Андрей: Кто там?
Снаружи: Narita пришла, записываться!
Андрей: Заходите, guys!
Стин: Хмм... Narita? Хмм...
Андрей: Записываться, значит? А мы тут со Стином решили поиграть вместе... И репетируем давно, и в туры ездили... даже в США.
Кто-либо из Narita: На какие деньги?!
Андрей (с энтузиазмом): На свои!
Кто-либо из Narita: А кто на барабанах?
Стин: Кеннет Олсен... А поет Хенрик Брокманн из Jaded Heart... Только вот с гитаристами все плохо... был парень из Witchcross, но у него проблема с наркотиками. Потом Хенрик Йоханнессен записал пару соло, но уехал в Штаты... (со значением смотрит на гитариста Narita).
Андрей: Вот, самому пришлось часть соло записать (тоже со значением смотрит на гитариста Narita)
Мак Гуана, гитарист Narita (заинтересованно): Хм...

Что ж, ни Narita не остается без первого демо, ни Royal Hunt - без лишнего гитариста для записи первого альбома. Да и мы с вами теперь легко разрешим проблему присутствия значительного числа additional musicians на первых альбомах Royal Hunt: "Копенгаген, Mirand Studio..."

...Однако же гитаристы (не все, конечно) лишними не бывают, а, поскольку коллектив уже поездил по клубным турам с сессионными гитаристами, и, кстати, даже выступил в Скандинавии в качестве предгруппы у знаменитых канадцев Saga, потребность иметь постоянного гитариста росла и росла.

Вышло так, что Хенрик Брокманн стал не только находкой в плане вокала, но и привел в коллектив Якоба Кьера, который играл в составе Amazon, а потом и в Jaded Heart, параллельно дружил с Хенриком, параллельно мечтал очутиться в Royal Hunt, и с которым мы тоже должны познакомиться поближе. Потому что Якоб - это надолго...

Якоб родился 22 января 1969 года в Копенгагене. После окончания школы он сменил несколько мест работы, в том числе, успел потрудиться медбратом в больнице. Еще в 14 лет он впервые услышал хэви-метал - это был "Restless and Wild" Accept, с которого, собственно, все и началось. В 16 лет он начал играть на барабанах в школьной рок-команде. Однако барабаны скоро ему надоели, и Якоб решил попробовать гитару. Уже спустя 3 месяца он вполне прилично играл в группе - первой из череды кавер-составов, и команд, исполняющих свою музыку, где он "набивал руку" около 7 лет.

Нам важно знать, что Хенрик привел Якоба в группу только к концу записи дебютного альбома. Собственно, поэтому имя Якоба находится не в основном списке музыкантов, а в дополнительном составе - он дописал несколько соло для альбома. И остался в группе.

Но тема "состав" на этом не закончена - есть еще один момент, и я не могу замолчать его. Долгие годы с командой проработали две чудесные бэк-вокалистки, Мэри МакТерк и Лиза Хансен. Мэри познакомилась с Андреем все там же, в Mirand Studio, он продюсировал ее группу. А Лиза была подругой Мэри. Однажды в голову Андрею пришла замечательная идея - а почему бы не использовать на подпевках девушек? К тому же, постоянный мужской состав музыкантов уже не справлялся с быстро растущими и бурно расцветающими вокальными партиями - особенно на концертах. Что ж, Мэри и Лиза согласились не только работать в студии, но и ездить в турне. А музыка команды приобрела еще одну изюминку, еще одну особенность, надо сказать, довольно-таки нехарактерную для рок-н-ролла в целом - лишнюю толику изящества и изысканности, которую придает женский вспомогательный вокал. Мне, однако, немного жаль, что новейший материал команды не подразумевает наличия "партий сопрано", но, как говорится, хозяин - барин.

...А в начале 1992 года, несмотря на чехарду с составом, запись дебюта Royal Hunt была завершена. Назвали альбом по титулу одного из трэков - "Land Of Broken Hearts".

Сейчас, конечно, можно сказать, что дебют Royal Hunt звучит местами просто и даже слегка наивно, и что ему точно не хватает той безумной плотности звука, сложности аранжировок, и так далее, которыми Royal Hunt уже избаловали фанов в последние годы. Но что подкупает, и что заставляет слушать этот дебют снова и снова, несмотря на его десятилетнюю давность - это, конечно, уже явная уникальность музыки, ее нестареющая энергия, ураганные клавиши, которые легко закрывают все "гитарное разнообразие", довольно "отвязный" хрипловатый, хулиганский вокал. Кстати, несмотря на название и печальные нотки в текстах, альбом настолько оптимистичен, насколько это вообще возможно. Молодость, молодость... И Земля Разбитых Сердец, и Королевство Тьмы были захвачены в один момент.

Кстати, идея эмблемы Royal Hunt, стилизованная под некий старинный, должно быть, королевский, герб родилась в голове у Стина, а обложку первого альбома (равно как и несколько следующих) оформил художник Мартин Барридж.

Однако записать альбом - это всего лишь полдела. Отчасти команде помогли активные гастроли, и к материалу проявил интерес немецкий филиал WEA. Генрих Людтке, который обеспечил фирме Scorpions, и, вероятно, обладавший неплохим чутьем на коммерчески успешные коллективы, самолично вел переговоры. Но WEA перехитрили сами себя: предложив Royal Hunt контракт с отсрочкой на год, при условии, что сами решат, выпускать ли альбом по истечении этого срока, они просто потеряли команду. А Royal Hunt, тем временем, проявив завидное упорство, и пойдя на некоторый бизнес-риск, выпустили альбом на очень небольшой независимой фирме X-Treme. Тем более что с работниками компании их связывали и дружеские отношения.

После того, как в маленькой Дании было продано 400 копий первого издания альбома, а в Швеции, без какой-либо рекламной поддержки - все 3 тысячи, менеджерскую ипостась Андрея Андерсена начали одолевать идеи о "мировом господстве". Дабы воплотить идеи в жизнь он отправился в деловую поездку - и не куда-нибудь, а в Нью-Йорк. Там Андрея ждала еще одна встреча, которая определила будущее команды на годы вперед.

В то время нью-йоркская фирма Majestic Entertainment Inc. занималась раскруткой таких коллективов, как Danger Danger и Mr.Bloom, гитариста Skid Row Дэйва Сабо и организовывала концерты в Carnegy Hall. В фирме работал некто Майкл Райцин, с которым Андрея и свела судьба - или намерение Андрея найти надлежащий менеджмент, как хотите. Дело в том, что договориться с Майклом Андрею было несложно - оба они все так же превосходно владели русским языком, несмотря на датское и американское гражданство. Собственно, Майкл давно не вспоминал о русских корнях, но не это главное: материал Royal Hunt ему сразу понравился, и он тут же предложил Андрею контракт. К тому же, у Майкла была собственная фирма, которая "как назло" называлась тогда Royal Records. Не знаю, как вам, а мне очень нравятся такие вот чудесные совпадения...

Итак, альбом Royal Hunt "Land Of Broken Hearts" вышел в Штатах на фирме Royal Records, и разошелся тиражом 20 000 экземпляров. Однако на такие мелочи можно было не обращать внимания, поскольку на Дальнем Востоке уже потихоньку начали проявляться первые признаки "массовой истерии"...

*1993 - 1995. Там, где встает солнце*

Первые CD Land Of Broken Hearts проникли в Японию как импорт из Швеции, и, к счастью, попались на глаза знаменитому журналисту и ди-джею Макото "Капитану" Вада. Похоже, любовь к тяжелой музыке у японцев - что вроде национальной черты, по крайней мере, такая команда как Royal Hunt не могла не вызвать восторгов сначала у рулевого эфира, а потом и у слушателей радио. Естественно, надо было ковать железо - к тому же, тираж проданных в Японии экземпляров Land достиг 60-тысячной отметки, и альбом попал в чартс ведущего хэви-металлическом журнала BURRN!. А доходы с этих продаж позволили команде снова проехаться по клубам Скандинавии и США.

Но вернемся к нашим японцам. Поскольку, они не только большие любители хорошего драйва, но и люди дисциплинированные, дружные, фирмы грамзаписи из Страны Восходящего Солнца начали массированную атаку на Royal Hunt.

Почтовые пакеты с иероглифами стали часто появляться в Mirand Studio, а внутри пакетов содержались всевозможные предложения. Как заманчивые, так и не очень. Среди порядка 15 подобных предложений надо было остановиться на одном - и, при активном участии нового менеджмента, команда заключила контракт с подразделением Panasonic - Teichiku Records. Изящная схема раскрутки состава в Японии покорила сердца всех в Royal Hunt, кто обладал какими-либо задатками в бизнесе, и первым опытом работы с этой фирмой стало издание Land - дебют вышел в Японии 21 ноября 1993 года.

Тогда же и состоялось личное знакомство Royal Hunt с японской культурой, бытом, обычаями и аудиторией. Не успел еще как следует разогреться 1994 год, а команда два раза побывала с Японии с промо-турами и несколько раз - с чисто акустическими программами. Не удивительно, что руководство Teichiku предложило (настойчиво) отдельно издать unplugged-версии. Что ж, 22 июня 1994 года счастливые японцы получили EP "The Maxi-single", содержащий акустические варианты Stranded, Land Of Broken Hearts, Age Gone Wild и Kingdom Dark, Clown In The Mirror и Bad Luck в качестве бонус-трэка, который и разошелся вызывающим радостное недоумение 18-тысячным тиражом. К сожалению, The Maxi-single больше не переиздавался, так что, некоторых японцев и удачливых в импорте музыкальной продукции жителей других местностей Земли, можно смело считать обладателями раритета.

А чрезвычайно богатый новыми впечатлениями и работой 1994 год продолжался. Не случайно на японском раритете появился трэк Clown In The Mirror - команда уже писала материал следующего альбома с таким же названием. Запись велась как в Mirand Studio, так и в нью-джерсийской студии House Of Music.

Надо сказать, что где-то между этими важными делами (уже описанными и еще нет), происходили другие вещи - на данный момент, казалось бы, не особенно важные, но оказавшие влияние на развитие событий. Наряду с записью Clown, Андрею довелось "вернуть долг" - отыграть приглашенным клавишником на втором альбоме уже упоминавшейся группы Narita, а альбом, Changes, в общем-то, был записан на Mirand Studio. Вроде бы, ничего особенного, однако, на тот момент в составе Narita уже играл на барабанах некто Аллан Соренсен, да и имя вокалиста Narita - Кенни Любке - я советую вам запомнить...

Clown In The Mirror поступил в продажу 20 октября 1994 года, и снова его тираж в Штатах составил 20 тысяч экземпляров. И снова отличилась Япония: на этот раз там было продано около 100 тысяч CD. Команда начала готовиться к первому полноценному турне по Японии, которое было запланировано на 25-29 января 1995 года.

Эти планы могли бы планами и остаться, не будь Андрей уже по уши в Royal Hunt. Не будь он в Royal Hunt - и, может быть, был бы в Dream Theater. Но кому стало бы от этого лучше? В течение тридцати секунд судьба Royal Hunt висела на волоске - а именно столько времени понадобилось Андрею, по его собственным словам, чтобы отказаться от предложения менеджера Dream Theater Джима Питульского занять вакантное место клавишника американского прог-состава.

Но не только искушение Андрея могло помешать японцам дождаться приезда команды. В отличие от него, не пожелавшего менять курс, Хенрик Брокманн решил, что с него достаточно. Еще после записи Clown In The Mirror и очередного клубного турне по Штатам Хенрик начал сомневаться, а подходит ли ему такая жизнь - запись - турне, турне - запись. Поразмышляв он понял, что не подходит, и покинул команду. И лишь спустя несколько лет стало ясно, что это решение Хенрика было неверным...

Итак, Хенрик ушел, и команда приступила к поискам вокалиста в Дании, США, Англии и Швеции: демо-кассеты от желающих занять вакантное место полились рекой. Для начала на горизонте замаячили темные кудри Джеффа Скотта Сото (Talisman, Axel Rudi Pell). Потом были Тед Поли из Danger Danger... бывший фронтмен House Of Lords Джеймс Крисчен...переговоры с вокалистом TNT Тони Харнеллом, который заявил, что Royal Hunt играет устаревшую музыку... Не обошел "кастинг" своим вниманием даже Джо Линн Тернер, но его, как и Тони, пугал призрак 80-х: в ходе бесконечных телефонных переговоров Джо, похоже, собрал на команду целое досье, в которое входили пункты "направление дальнейшего развития музыки РХ" и "сценический костюм вокалиста". Подобные сомнения не помогли никому, а только лишь укрепили Андрея в намерении поискать другого, не столь сомневающегося вокалиста.

Что ж, проблема: на носу долгожданное японское турне, а потенциальных вокалистов интересует совсем не то, чем интересоваться действительно надо. Помощь пришла из Штатов - сотрудница нью-йоркского отделения PolyGram по имени Мэрилин, занимавшаяся организацией туров Royal Hunt по США порекомендовала команде своего знакомого из Питтсбурга, Ди.Си.Купера. Андрей получил демо и вокальные данные Ди.Си. произвели впечатление. Теперь оставалось решить еще пару вопросов: почти подписанный контракт вокалиста с Judas Priest и его скорейшую транспортировку в Данию.

Впрочем, сначала, по сложившейся уже традиции, позвольте вам представить мистера Ди.Си.Купера.

Ди.Си. родился в Пенсильвании, так что, его можно смело назвать аппалачским горцем. В юности Дэниель Кристофер в основном пробовал голос в местных рок-группах. Рассказывают, что кавер-групп в Штатах в то время было чуть ли не по 300 на каждую оригинальную, поэтому, будем считать, что Ди.Си. без дела не болтался. Основной особенностью музыкального развития Ди.Си. было то, что он брал уроки у Шарлотт Коулмен, известной преподавательницы оперного вокала. Амбиции Ди.Си., впрочем, распространялись намного дальше локальных банд и пения под фортепиано. Он начал искать, и он нашел: Роб Хэлфорд покинул Judas Priest и легендарные британцы нуждались в вокалисте. Ди.Си. хотел исполнять хэви-метал, а пристовцы хотели, чтобы их хэви-метал исполнял Ди.Си., но у них были обязательства - никаких альбомов еще пару лет. Judas Priest для Ди.Си. стали бы идеальным стартом, ведь он до сих пор особо нигде не засветился. Но старт этот был бы слишком затяжным.

В ноябре 1994-го несколько телефонных звонков обеспечили Ди.Си. другой работой, а Royal Hunt - вокалистом. Итак, вместо того, чтобы числиться фронтменом у легендарных британцев и не иметь, при этом, релизов до 1997 года, Ди.Си., наскоро собравшись, вылетел в Копенгаген на следующий день после рождества - дабы, порепетировав для порядка, уже через три недели отправиться на гастроли в Мекку всех хард-рокеров мира. Имели ли Judas Priest хоть малейший шанс?

12 репетиций, последняя из которых состоялась за 4 дня до первого японского шоу, - и простой американский парень поет в Осаке перед 2,5-тысячной толпой фанов, а по всей сцене белеют бумажки с нотами и текстом, в которые он заглядывает время от времени... А ведь наряду со всеми уже перечисленными проблемами, угрозой туру стало еще и страшное землетрясение в Кобе, случившееся буквально за 5 дней до начала тура... И, тем не менее, самолет с командой на борту летит в страну, погруженную в траур - и там же, на борту самолета, дописывается Андреем, и учится Ди.Си. знаменитая баллада Far Away, история которой сама по себе примечательна.

Легенда о том, что Far Away была именно написана в воздухе - якобы под влиянием трагического момента, несколько неверна. Андрей задумал композицию давно, но у него просто не хватало времени на завершение работы над лирикой. И все же композицию решили не только исполнить на всех четырех шоу в акустическом виде, но и посвятить жертвам землетрясения. Кто-то скажет: неплохой PR-ход! Однако не будем настолько циничны... Японские фаны, особенно в Осаке, где почти каждая семья пострадала от этой трагедии, приняли посвящение подобающим образом - с благодарностью. Кроме того, средства, вырученные от продажи мерчандайзинга, были переданы командой в фонд помощи жертвам катастрофы, равно, как и доходы с продаж выпущенного позже мини-альбома "Far Away".

Тогда же начался и другой "японский роман Royal Hunt" - с прессой. Сказать, что японские СМИ полюбили команду - значит, не сказать ничего. Интервью вышли практически во всех музыкальных изданиях: Burrn!, Keyboard, Music Life, What's In?...

Обменявшись энергией с японскими фанами и получив некий положительный ее заряд, команда вернулась в Данию, и наступили времена работы в студии. Через два с половиной месяца цель была достигнута, Moving Target, следующий альбом Royal Hunt, появился на свет.

На тот момент идеал был достигнут - с новым вокалистом команда вышла и на новый уровень. До сих пор многие фаны считают MT лучшим альбомом Royal Hunt. Это дело лишь вкуса, ничего более. Инструментал Autograph Андрей посвятил любимой команде юности, и в очередной раз доказал, что в музыкальном плане Royal Hunt - и без вокала Royal Hunt.

Однако давайте закончим с Японией (по крайней мере, на текущий, 1995 год)... еще немного, и я начну мечтать о японском гражданстве. Итак, в конце лета, а именно, 23 августа 1995 года, сингл Far Away, о котором уже говорилось, вышел в Стране Восходящего Солнца и распродался тиражом более 30 000 за три дня! С такой же бешеной скоростью он взлетел на первое место национальных чартс, продержался там два месяца, а всего занимал строчки хит-парадов полгода.

Сразу после этого Андрей, по заказу Японской ассоциации профессионального рестлинга, "удлинил" инструментал Martial Arts с "Land Of Broken Hearts" вдвое, и под эту композицию, названную Crash, японские борцы получали свои награды. Пьеса была выпущена в виде сингла, который разошелся более чем 30-тысячным тиражом.

Но это еще не все! Следующая написанная Андреем вещь для подобной же церемонии, под названием Triumph, ставшая звуковым сопровождением трансляции чемпионата по рестлингу, разошлась в виде сингла тиражом уже 50 000 экземпляров! Надо ли говорить, что это был настоящий "японский триумф".

Естественно, выход в Японии новейшего альбома команды, который, кстати, состоялся именно 16 декабря, в день рождения Андрея (еще одно совпадение?) стал значительным событием для японских фанов, которые, объединив усилия с прессой (она не сопротивлялась) назвали Андрея лучшим клавишником года, Royal Hunt - пятой группой года, а Ди.Си.Купера - восьмым вокалистом. Таким образом, журнал Burrn! и его годовые чартс начали превращаться для Royal Hunt в традицию.

Нельзя умолчать еще один факт: Moving Target был номинирован в Дании на премию Грэмми в категории "Лучший рок-альбом".

*1996, "1996". Там, где встает солнце - 2*

А вот в отличие от восточных, западные дела группы шли никак. До сих пор, кроме изданного на скромной X-Treme дебютного альбома, Европа, если можно так выразиться, колыбель коллектива, довольствовалась, в плане CD Royal Hunt, лишь импортом из Японии. Впрочем, импорт этот продавался не так уж и плохо, но, тем не менее, европейского контракта у команды не было.

И снова мы видим, что способность Royal Hunt завоевывать сердца не только публики, но и "нужных" людей - вещь отнюдь не надуманная. Неожиданно Андрею позвонил менеджер Long Island Records Георг Кате, которого судьба завела в музыкальный магазин, а там ему на глаза попался CD Royal Hunt, который привезли из Японии... Что ж, Георг был очарован, а Андрей со товарищи обрели, наконец, европейский промоушн. В феврале 1996 года подразделение Long Island - Seagull Entertainment выпустила европейский вариант Moving Target, который закрывался бонусом - акустической версией Far Away. Только в Германии альбом разошелся 22-тысячным тиражом.

Наконец, пришло время европейских путешествий - с 13 марта 1996 года Royal Hunt отправились в клубный тур по Дании, Швейцарии, Германии и Австрии. Впрочем, в отличие от японских, эти гастроли были не самостоятельными: в Копенгагене команда открывала шоу Status Quo, а в остальных городах выступала в качестве предгруппы у швейцарских хард-рокеров Gotthard. Тур должен был завершиться 16 мая, и, вроде бы, никаких проблем не намечалось, но судьба распорядилась иначе - в разгар тура Кеннет заболел двухсторонней пневмонией, и команде пришлось срочно искать ему замену.

Вот тут-то и вспомнили о Narita - а именно, об Аллане Соренсене, который не раз составлял компанию кому-нибудь из Royal Hunt - в баре или пабе, за бутылочкой пива. Что ж, в квартире Аллана раздается телефонный звонок: на проводе Андрей, из Швейцарии. Аллан кладет трубку и обнаруживает, что только что дал согласие заменить Кеннета на трех шоу Royal Hunt в Швейцарии - притом, что он ни разу не выступал на концертах такого уровня и, к тому же, не знает ни одной партии...

Давайте же - традиция, традиция! - узнаем кое-что об Аллане. Он родился 24 апреля 1973 года все в том же Роскилде. Впрочем, несмотря на то, что и Стин жил в этом городке, в детские годы они с Алланом не были знакомы. В первый раз Аллан уселся за барабаны в возрасте 4 лет, а потом, лет в 10 он приобрел свой первый любимый альбом - Black In Black (AC/DC). Как рассказывает Аллан, в тинейджерские времена он был настоящим фанатом King Diamond. Он посетил буквально каждый концерт состава в Дании, и, в один прекрасный день решился: позвонил самому Кингу, дабы узнать телефон барабанщика Микки Ди. Даймонд оказался вполне приятным человеком, по крайней мере, телефон дал. Что ж, Аллан решился еще раз - набрал номер Микки и напросился в ученики... Полтора года родители Аллана оплачивали обучение сына, а, надо сказать, это было недешево, и Аллан до сих пор благодарен им за такой царский подарок. Потом Аллан играл в нескольких местных командах, но первой профессиональной записью Аллана стал тот, второй, альбом Narita, который записывался в студии Андрея при его же, Андрея, участии.

...И вот, тот судьбоносный момент - Аллан у телефона, с одной мыслью в голове: у него 36 часов на все! Чтобы получить и выучить партии, сделать новый паспорт и доехать до Швейцарии. Это был настоящий кошмар, и, по словам Аллана, он никогда, за всю свою жизнь, так не нервничал. Что ж, 5 часов упражнений на барабанах, а все остальное время он просто запоминал партии, учил наизусть... Только подумайте: незнакомый материал и никаких репетиций! Но все три шоу прошли успешно, и Аллан был чертовски горд собой. Однако его время еще не совсем пришло...

Двухнедельный перерыв, и 29 мая Royal Hunt начинают второе электрическое нашествие на Японию. Кеннет оправился от болезни, Teichiku давно уже настаивают на издании концертного альбома, материал с нового студийного альбома объективно хорош, Ди.Си. ассимилировался, единственная проблема - дороговизна японских передвижных студий звукозаписи и, по мнению Андрея, недостаточно высокое качество их работы.

Не особенно обольщаясь насчет устройства слухового аппарата японцев, Андрей, уступив Teichiku в одном - да, пора делать зальник, - не пошел на компромисс в другом, и захватил в Японию не только записывающее оборудование Mirand Studio, но и собственного техника. Шоу в Токио и Осаке, 31 мая и 4 июня, были записаны (предварительно Андрею пришлось повоевать с местными специалистами по поводу установки микрофонов), в результате чего на свет появился двойной зальный альбом "1996" и одноименное видео.

Думаю, не скажу ничего нового, но все-таки, все-таки... Для меня это - зальник номер один. Остается лишь догадываться о том, как устроен слуховой аппарат у ройалхантовского техника, но все мы знаем, что такое Андрей Андерсен и его команда в действии! Иногда кажется, что для живого альбома "1996" звучит СЛИШКОМ хорошо. Чисто, глубоко, энергично... Живо, знаете ли! "А где же лажа?", может вопрошать напрасно любой скептически настроенный гражданин, потрясая сидишкой. И пусть его потрясает - нет лажи.

Японское издание "1996" появилось в продаже 20 сентября 1996 года, а уже к концу года всплывают факты: общее количество проданных в Японии "единиц музыкальной продукции" Royal Hunt перевалило за цифру 450 000, а вершина годовых чартс BURRN! оккупирована группой в трех номинациях: "лучший клавишник", "лучший вокалист", "лучший концертный состав". Правда, в номинации "группа года" RH заняли 5-е место, а Кеннет - 9-е место в номинации "лучший барабанщик".

Однако по возвращении домой, команду поджидали не очень приятные известия: их европейский промоутер, Long Island, обанкротился. Собственно, ничего особенно ужасного не произошло, ведь в Европе делами команды занимался, скорее, лично большой фан Royal Hunt Георг Кате, который быстро нашел новое место работы - фирму Semaphore, а значит, и новый контракт для группы. Так что, уже в феврале 1997 года в магазинах появилось европейское издание "1996".

*1997. Четвертый*

Старое и избитое выражение "покой нам только снится", безусловно, применимо к стилю работы Royal Hunt как нельзя лучше. Не успели отшуметь вопли и аплодисменты японцев, как новые звуки поселились в голове у Андрея. Не успели померкнуть дорожные впечатления, а команда уже в студии... без Кеннета Олсена. К огромному сожалению фанов и друзей, Кеннет начал терять слух - его недавняя болезнь дала о себе знать. Грустный момент, но работа "must go on", и Аллан Соренсен снова у аппарата, с осознанием того, что его мечты стали реальностью.

Нельзя сказать, что все время, прошедшее с того, чертовски классного момента, когда он впервые заменял Кеннета, прошло для Аллана за мечтаниями о месте "королевского барабанщика". После выхода третьего альбома Narita "Life" (кстати, тоже при участии Андрея), группа плавно преобразовалась в проект Prime Time - и лидер этих двух коллективов Хенрик Паульсен привлек для записи альбома "The Unknown" все тех же музыкантов: Аллан - барабаны, Андрей - клавиши. Запись состоялась практически сразу по возвращении Аллана и Royal Hunt из европейского турне, и за время студийной работы Аллан и Андрей успели окончательно подружиться, поэтому, ничего удивительного не было в том, что именно Аллан сменил Кеннета, правда, пока лишь в качестве приглашенного музыканта.

То, что появилось на свет в результате очередного студийного периода, на порядок отличалось от первых трех альбомов команды. Четвертая ступень преобразований, четвертый уровень сложности... Нельзя сказать, что Royal Hunt сделали что-то принципиально новое, но материал Paradox звучал принципиально ново для самой команды. Это была первая прогрессив-роковая работа Royal Hunt, и первая работа концептуального плана - в основном, общей идеей Paradox принято называть некую религиозную тему. Но в какую же сторону Андрей увел коллектив от "идеальной работы"? Да ни в какую.

Заметно, что до сих пор считается правомерным спорить о Paradox - об этом странном скачке к progressive-metal, который, как стиль, к тому времени уже обрел свои традиции, давно стал признанным, обкатанным, и даже где-то слишком обычным. Кто-то говорил "наконец-то!", кто-то говорил "не дотянули", а Андрей Андерсен говорил, что давно к этому стремился, но не хотел отпугивать поклонников "простой" музыки.

Вот и стал Paradox альбомом парадоксальным - его сложность проста, его "прогрессивность" не идеальна, его вокалист, стремившийся ранее в heavy-metal, был заражен вирусом под названием "prog", но вылечился, через год-другой, чуть спев на паре альбомов последователей истинного прогрессива... В сущности, Paradox - вторая "идеальная работа", причем, именно для Royal Hunt, поскольку, никогда до и, кстати, после, Royal Hunt не ставили техничность музыки на первое место. Поэтому и здесь в первую очередь - красота, мелодизм, и, главное, эмоции, то, о чем иногда забывают "последователи истинного".

На этот раз альбом выпустили одновременно в Японии и Европе - 21 июня 1997 года. А спустя еще некоторое время, вышел сингл Message To God. Последний релиз стал для команды еще одним принципиальным моментом: во-первых, он был выпущен специально для радиостанций - композиция в radio-edition была слегка сокращена и упрощена, что позволяло ставить ее в ротацию на станциях рок-формата. Во-вторых, на релизе впервые появилась вещь, написанная не Андреем: Final Lullaby, автор - Стин Могенсен. До этого момента Андрей был единственным сонграйтером в команде, если остальные участники коллектива и предлагали что-то, сочиненное ими, Андрей не находил параллелей со своим стилем.

Итак, студийный период закончился, начался гастрольный. Летом 1997 года группа откатала совместный европейский тур с Saxon, а 19 сентября в Копенгагене начался "Paradox Tour", дорога которого снова привела группу в Японию, 2 октября, - и снова не просто так, а двойным намерением: доставить удовольствие японским фанам, да и записать шоу, за одним. Рабочее название нового зальника звучало как Exit Paradox, но издан он был под титлом Paradox: Closing The Chapter - что, собственно, по смыслу почти и не отличается, - и вышел в следующем, 1998 году. На альбоме оказался весь материал Paradox в живых версиях, и Андрей остался чрезвычайно доволен им, по крайней мере, он заявил, что зальник, на его вкус, звучит даже лучше, чем сам студийный альбом.

А 23 октября 1997 года, наконец, стараниями Майкла Райцина, вышел американский вариант Paradox - и не где-нибудь, а на знаменитой Magna Carta.

И, традиционные годовые чартс Burrn!: Андрей и Ди.Си. - "лучший клавишник" и "лучший вокалист", а в категориях "лучшая группа" и "лучший альбом" Royal Hunt уступили первое место Megadeth с их новым альбомом.

*1998. Иногда они возвращаются*

Будущее казалось безоблачным. Работа кипела, вершины чартс и сами охотно покорялись Royal Hunt, поклонники становились все более и более "хантозависимыми", под напором музыки и менеджмента сломалась даже американская MC, вернувшись из Paradox Tour, Андрей начал писать вещи для следующего альбома команды, но...

Еще в туре Ди.Си. загорелся идеей о выпуске сольного альбома (впрочем, не он один) и уже в январе 1998 года приступил к работе. На тот момент к нему уже присоединились гитарист Торе Остби (Tore Ostby) из норвежской команды Conception и гитарист Альфред Коффлер (Alfred Koffler) из Pink Cream 69.

Вот что значит - отпускать вокалиста на волю! Андрей узнал о "подпольной" работе Ди.Си. далеко не сразу, а когда выяснилось, что и графики уж точно не совпадают, Андрей изменил планы и решил выпустить сольный альбом, тем более, что предложения от японских фирм на издание сольника поступали к Андрею непрерывно, еще со времени выхода дебюта RH. Раньше Андрей не считал целесообразным заниматься сольной карьерой, поскольку все его время было отдано Royal Hunt, но теперь он решил, что момент настал. Мало того, команда приняла и совместное решение - устроить перерыв в работе Royal Hunt сроком на год.


Итак, в 1998 году Андрей выпускает на японской фирме JVC Victor сингл 1000 Miles Away, а потом и полноразмерный сольный альбом Changing Skin. Надо сказать, что создание альбома стало довольно любопытным процессом. Во-первых, Андрей сразу отнесся к нему не как к абсолютно самостоятельной работе, а как к записи очередного альбома RH в несколько измененном составе.

А состав музыкантов, действительно, был весьма примечательным. Андрей записал большинство инструментальных партий: клавишных, гитарных и даже басовых, разве что, проигнорировал барабаны. Впрочем, сначала он хотел привлечь к работе Стина Могенсена, но тот как раз начал писать материал для собственного сольника - однако, о Стине и его проекте мы поговорим позже.

Гитарные соло поделили между собой Якоб Кьер, известный нам Мак Гуана (на тот момент уже экс-Narita) и Бьярке Хопен, который и раньше играл в RH, но покинул команду еще до записи первого альбома. Тем не менее, они с Андреем остались большими друзьями, Бьярке, большой любитель гитар, даже как-то отреставрировал пару инструментов Андрея.

Барабанщиков было тоже трое: Кай Лагэ, Аллан Соренсен и Кеннет Олсен, состояние здоровья которого позволяло немного поработать в студии. Основные вокальные партии исполнил бывший вокалист Narita Кенни Любке, с которым Андрея тоже связывали дружеские отношения. Еще во время записи баллады для Narita они настолько прониклись идеей о совместной работе, что потом, за пивом, возвращались к ней не раз и не два, особенно, после того, как Кенни записал часть бэк-вокала на Paradox.

Ну, и финальный штрих: в качестве бэк-вокалиста к работе был привлечен Хенрик Брокманн, которому, выходит, так и не удалось завязать с музыкой навсегда.

Вот так, усилиями старых друзей, в атмосфере сочетания приятного с полезным, и появился на свет первый сольный альбом Андрея Андерсена. К июню микширование альбома было закончено.

Тем же летом, Ди.Си. завершил работу над демо, и приступил к записи своего сольника. Тогда к нему присоединились Деннис Уорд (Dennis Ward) - бас, Коста Зафириу (Kosta Zafiriou) - барабаны, оба из Pink Cream 69 и Гюнтер Верно (Gunter Werno) из германского прогрессив-состава Vanden Plas - клавиши. Этот коллектив буквально поселился в карлсдорфской House Audio studios...

А Андрей, тем временем, занялся обустройством новой звукозаписывающей студии для себя и для Royal Hunt - North Point Studio.

*1999. Потери. Находки. Прошлое. Будущее*

Давайте, для очистки совести, пробежимся по релизам 1999 года, ибо нас ждут впереди совсем другие проблемы. Итак, в январе вышел первый сольный альбом Ди.Си. - под названием D.C.Cooper, причем, именно на JVC Victor. В начале же года на Teichiku вышли The Best Of Royal Hunt и The Best Of Royal Hunt Live. Андрей выпустил следующий сольный проект - макси-сингл In The Late Hour, снова на JVC Victor. Туда, кстати, вошла кавер-версия стандарта от Whitesnake - Crying In The Rain. В США переиздается Changing Skin. По контракту с Magna Carta вышел двойной концертный сборник Double Live in Japan. Изначально этот релиз задумывался как американская версия "1996", но руководство фирмы решило пойти своим путем - несколько урезать 1996 и добавить Closing The Chapter, за что и поплатилось: Андрей отказался от продления контракта. У нас с вами остается еще один релиз, но о нем надо говорить долго и подробно... и не сейчас.

Итак, для команды настал неприятный момент, пожалуй, один из самых неприятных за все время ее существования. Наверное, вы уже поняли, что форма правления в Royal Hunt на тот момент была близка к монархии (не буду употреблять слово "абсолютная"!) и любой "бунт на корабле" отнюдь не приветствовался. Ди.Си., выпустив сольный альбом, почувствовав силу, поучаствовав в записи альбомов других команд, таких, например, как его земляки Shadow Gallery, прог-проект Explorers Club, повел себя несколько неосмотрительно. Возможно, ему вскружил голову неплохой ход его сольного альбома, комплименты, и тот факт, что выпускающий лэйбл предложил назвать сольник D.C.Cooper - дабы, по словам самого же Ди.Си. использовать потенциал его имени. Возможно, Ди.Си. рассудил, что раз уж есть имя и есть потенциал, то надо бы использовать все это не только в творческом, но и в финансовом плане. И, вместо того, чтобы довольствоваться званием вокалиста Royal Hunt, он пошел ва-банк, и потребовал для себя изменения статуса на "приглашенная звезда" и особых условий контракта в денежном плане.

К сожалению, Ди.Си. пошел еще дальше, и, по заверению Андрея, отправил группе письменное перечисление этих же условий - через своего адвоката... Но результат "восстания" Ди.Си. был совсем не таким, на какой он рассчитывал.

Пожалуй, не буду пытаться интерпретировать эту старую историю, просто приведу опубликованные в Интернете заявления обеих спорящих сторон...

25 апреля 1999 года, официальное заявление RH:

"Всем, кого это может касаться
Из-за непримиримых разногласий между ДС Купером и остальными участниками RH, команда приняла решение расстаться с ним, и ищет нового вокалиста для продолжения работы над новым студийным альбомом.
ДС Купер, более не желающий быть равноправным участником коллектива, решил продолжить работу в качестве "наемного работника". Кроме того, он ясно дал понять, что, если его вознаграждение не будет достаточным, он более не будет заинтересован в работе у нас. Группа больше не намерена реагировать на его чрезмерные запросы, и мы чувствуем, что его более всего интересует финансовая сторона дела, и он больше не заботится об интересах команды и ее творческом росте... "

27 апреля 1999 года,
официальный пресс-релиз Ди.Си. Купера (BOTTOM ROW PROMOTION):
"ДС Купер узнал о том, что Андрей Андерсен и Royal Hunt уволили его через Интернет. До сих пор он не имел прямых контактов с группой или ее менеджментом по этому поводу, и он уверен, что его отставка основана на реакции Андрея Андерсена и RH на его сольный проект, который получил благоприятные рецензии во многих музыкальных журналах Японии, Южной Америки и Европы. ДС не планировал покидать команду, как он не раз уже заявлял. В конце 1997 года, после окончания Paradox tour, участники группы решили приостановить свою концертную деятельность и записи альбомов. ДС увидел в этом возможность вернуться к сочинению и записи своей собственной музыки в сотрудничестве с другими музыкантами - роскоши, которую он не мог себе позволить, работая с RH.
В ответ на пресс-релиз группы, ДС хотел бы прояснить то, что его финансовые требования были законными и ни в коем случае не чрезмерными. Он единственно просил у Royal Hunt гарантий его статуса как постоянного участника группы - политически, финансово и творчески. Поскольку музыка не только его призвание, но и карьера, для ДС было важно увериться в том, что его финансовое положение изменится к лучшему ..."

В общем, Ди.Си. рискнул, но Ди.Си. проиграл. Печально лишь то, что вместе с ним пострадали поклонники Royal Hunt - особенно те из них, кто немного путал понятия: фронтмены бывают не только "официальные", но и "фактические". Но, по большому счету, эта история получила неплохое развитие: вполне оперившийся за время работы в RH Ди.Си. теперь уверенно чувствует себя на хэви-металлической сцене, сама группа сменила не только вокалиста, но и даже, в некотором роде, стиль, а фаны получили многолетнюю тему для споров, выяснений, какой вокалист лучше, и маленьких словесных потасовок - именно того, что делает осмысленной жизнь настоящего фана.

Впрочем, вернемся к нашей истории. Уволив Ди.Си., группа приступила к поискам вокалиста. А Аллан Соренсен был официально и однозначно принят в состав - надежды на то, что Кеннет полностью справится с болезнью, не оправдались.

На этот раз стимулирующим моментом для скорейшего обнаружения и внедрения в состав певца был не светящий аки огонек в ночи японский тур, а запись пятого студийного альбома, работа над которым летом 1999 года приостанавливалась лишь для прослушивания очередного демо очередного кандидата в вокалисты. А их было предостаточно: Эдвард Ховинга (Prime Time, ex-Elegy), Фернандо Гарсиа (Victory), Дуги Уайт (экс-Midnight Blue, Praying Mantis, Rainbow и Chain), Матс Левен (экс-Swedish Erotica, Treat, Abstrakt Algebra и группа Ингви Мальмстина)...

Был еще некий неприкаянный вокалист из Соединенных Штатов Америки... Который как нельзя лучше подходил для коллектива: огромный опыт работы в разных командах, отличнейшие вокальные данные... К тому же, нельзя и сказать, что вокалист был совсем уж заштатным, но звездной болезнью точно не страдал, а значит, не имел сверх-запросов... Да, собственно, при наличии некоего вокального стиля, не было тогда у вокалиста своей "марки" (кроме "Permanent"), своего личного "брэнда", то есть, влившись в состав, он не дал бы ни малейшего повода говорить о "второй Rainbow", например... В общем, думается мне, в разговорах о том, что вокалист этот впечатлил команду, прежде всего, своими профессиональными качествами, акценты надо ставить немного по-другому: впечатлил, но, скорее, своим профессиональным потенциалом.

Впрочем, о нем надо подробнее.

Итак, имя Джона Уэста было на тот момент если не очень, то, хотя бы, просто известно. По крайней мере, биография Джона похожа на содержание какого-нибудь металлического журнала... Даже родной город мистера Уэста упоминается в анналах рок-музыки: в Кортленде, штат Нью-Йорк, родился (кроме Джона и остальных коренных жителей) не кто иной, как Ронни Джеймс Дио. В семье Джона принято было слушать разную музыку - от рок-н-ролльных стандартов до простой эстрады, но первым альбомом, потрясшим Джона, стал дебют Kiss. Потом были Aerosmith, и, конечно, Boston, первый альбом которых произвел на Джона именно то, нужное, впечатление... Вы когда-нибудь изображали перед зеркалом любимого вокалиста (гитариста, барабанщика)? Да, подражание - первая ступень в обучении... Далеко не каждый способен сделать свои детские мечты реальностью, но уже в юном возрасте Джон ступил на путь покорения вершин. С 14 лет он выступает в любительских коллективах, за что, кстати, даже получает какие-то деньги - вечеринки, танцы, тесные, дымные и душные клубы... До 18 лет Джон только барабанил, но очередное прослушивание в очередной состав закончилось тем, что он, заменив отсутствующего вокалиста, начал совмещать две должности... Поющий барабанщик - большая редкость, даже в локальных составах. Особенно, если вокальный диапазон этого барабанщика - 4 октавы.

Где-то в середине 80-х годов Джон начал пробовать себя как автор. Именно это время и это занятие он считает началом своей профессиональной музыкальной карьеры, хотя свой первый настоящий коллектив он нашел лишь в 1992 году. Это был не совсем уж неизвестный состав Badlands, гитарист которого, Джейк И. Ли, пригласил Джона на место ушедшего Рэя Гиллана. Джон был счастлив - ведь он был просто влюблен в музыку этой команды! Но золотые для американского хард-рока восьмидесятые годы были позади - фирмы потеряли интерес к таким составам, как Badlands... После записи пары демо, нескольких закрытых выступлений для представителей фирм, написания материала для третьего альбома, но, в то же время, по причине упрямого нежелания боссов Atlantic Records дать команде стоящего продюсера, Джейк, не поддавшийся на уговоры сменить стилистику группы, разозлился и обиделся на всю музыкальную индустрию, и распустил команду.

Для Джона это был настоящий удар: казалось, счастье так близко... Впрочем, по его собственному признанию, такое неудачное начало не только не сломало его, но даже дало некоторый, печальный, но полезный опыт: фирмы - зло, пусть и необходимое. Крушение идеалов, к счастью, не стало крушением надежд, хотя и сопровождалось ухудшением материального положения, и Джон поехал в клубное турне с группой бывшего гитариста Dokken Джорджа Линча - Lynch Mob. После была команда под названием Dusk, с которой все закончилось на паре демо-записей. Потом - Sun Red Sun гитариста Эла Романо, чисто студийный проект... К тому времени Джон оказался по уши в музыкальном бизнесе - во всяком случае, несмотря на отнюдь не блестящий старт, о карьере банковского клерка он явно не помышлял.

И в который раз, нельзя не удивиться всем этим пресловутым "стеченьям обстоятельств" - они никогда не играли вместе, они были всего лишь друзьями, Джон и бывший гитарист группы Дио Elf, Дэйв Фейнстейн. А Дэйв давно и хорошо знал босса Shrapnel Rec., Майка Уорни ... Итак, в 1994-м, Дэйв звонит Джону и сообщает о калифорнийском прослушивании для записи сольного альбома гитариста Марка Феррари (Keel, Cold Sweat) под названием Guest List. Там Дэйв знакомит Джона с Майком, и последний начинает, время от времени, снабжать Джона работой: одной из которых стали клубные концерты с гитаристом Майклом Ли Феркинсом, подразумевается и запись, но до дела не доходит. И вот, однажды, вернувшийся с очередного заработка (так, попел немного в некоей кавер-команде) Джон, обнаружил на автоответчике сообщение Майка... Джон перезвонил на студию, и услышал восторженный рассказ о клавишнике из развалившегося на куски СССР: о, Виталий Куприй - феноменальный инструменталист, пианист с классическим образованием, плюс ко всему, есть барабанщик, Майк Террана, а самое главное, надо как можно скорее выпустить альбом! Да, Джон, пиши, пиши все, что хочешь, как хочешь, и сколько хочешь, тексты любые, вокальные мелодии - любые...

Что ж, вскоре началась работа над первым альбомом проекта под названием Artension. Впрочем, напутствия Майка были, мягко говоря, излишними, так как Джону пришлось в буквальном смысле слова влиться в работу: практически вся музыка была написана Виталием заранее, и пока Джон отрабатывал старые контракты, инструментальная часть альбома была уже окончательно записана.

Осенью 1996 года вышел первый альбом группы In The Eye Of The Storm (придется, придется мне снова намекнуть на перст судьбы! Хотя, этот фразеологизм весьма любим всеми рокерами мира...), после чего Джон сразу попал в Top 40 лучших вокалистов журнала BURRN!. Тогда уже Майк запустил в работу сольный проект Джона Mind Journey, одноименный дебют которого вышел в 1997 году. Впереди еще была работа над следующими альбомами Artension, вторым номером Mind Journey под названием "Permanent Mark"... Однако стоит упомянуть, что в то время Джона уже по настоящему заботили кое-какие общие тенденции в его карьере.

Надо сказать, к несчастью для него, контракт со Shrapnel был довольно обычным для этой фирмы: никаких гастролей. Речь даже не идет о Mind Journey, который был лишь проектом, прежде всего, музыкантам Artension оставалось только мечтать о выступлениях. Фирма не давала денег на турне, музыканты могли либо искать собственные ресурсы, либо, если можно так выразиться, привлекать инвесторов. Как-то, впрочем, засветило японское турне, японцы даже обещали вложить деньги в акцию, но все благие намерения пошли прахом - сначала из-за нестыковки графиков работы музыкантов, а у каждого существовали и другие обязательства, а потом - вообще, из-за отказа в выдаче рабочей японской визы гражданину непонятного государства Украина Виталию Куприю. Как выразился Джон, Artension без Виталия - все равно, что рок-н-ролл без пива, и гастроли так и остались мечтами, а команда получила статус стопроцентно студийного коллектива.

Наверное, поэтому, Джон старался использовать все возможности, которые только попадались на его пути. Например, American Rock Live - гастрольный проект, отыгравший в октябре 98 года 8 концертов в Европе. Туда входили Майк Террана, гитарист Крис Каффери (Chris Caffery) из Savatage, басист Баренд Курбойс (Barend Courbois) из Vengeance. Программа состояла из каверов на песни Artension, Savatage, Lynch Mob, Yngwie Malmsteen, Rainbow, сольных альбомов самого Джона и нескольких, специально написанных Джоном и Крисом, вещей. Потом он записался для сольного альбома Джеймса Мерфи из Testament - Feeding The Machine...

Кстати, нельзя не рассказать подробнее кое о чем. Еще в 1993 году Джон пробовался на место ушедшего из Iron Maiden Брюса Диккинсона, но, как любит повторять Джон, Стив Харрис хотел британца, и ростом пониже, поэтому, Джона в команду не взяли, но, тем не менее, дружеские отношения у музыкантов сложились. Пока шел конкурс, Джон познакомился с другим кандидатом во фронтмены Железной Девы, Дуги Уайтом... что ж, забавно, но это был не последний их совместный кастинг! Впрочем, сейчас не об этом: Дуги как-то записывал демо с Кози Пауэллом, а в то время Кози искал вокалиста для своего очередного проекта. Дуги что-то сказал мейденовцам, те - сказали что-то Кози... И вот, ничего не подозревающий об этих разговорах англичан и просто ожидающий решения Стива Харриса Джон, берет телефонную трубку, а там - Кози. Джон пугается. Кози предлагает работу. Джон, на полном серьезе, спрашивает: а ты, случайно, не шутишь? О, нет, Кози не шутил, и вместо работы в Мейден, Джон получил работу у легендарного барабанщика.

В планах было создание настоящего гастролирующего коллектива, но всему помешала трагическая гибель Кози в автокатастрофе. Поэтому альбом Especially For You, записанный в разное время и разнообразными премудрыми способами (например, вокальная партия пишется под аккомпанемент драм-машины, барабаны и бас накладываются после записи вокала, и так далее), вышел уже после смерти великого барабанщика.

Что ж, а теперь - еще один момент в жизни Джона... и на этом, пожалуй, закончим с мистером Джоном Уэстом, свободным художником, и будем уже говорить о нем, как о вокалисте Royal Hunt. О том, что вакансия в RH открыта, Джон узнал еще весной 1999 года. Примерно тогда же он пытался (именно пытался!) поработать у Ингви Мальмстина. Целых две недели шли приготовления к началу работы над новым материалом, была написана, вместе с Ингви, целая песня, что явилось для Джона большим сюрпризом, ибо характер Ингви, человека самодостаточного, приводил Джона в недоумение: по словам Джона, Ингви только и делал, что хвастал своими успехами и заработанными материальными благами, в частности, часами "Ролекс". Предчувствуя, что у Ингви ему ничего не светит, по причине несовпадения темпераментов, Джон, в который раз, всерьез обеспокоился своим будущим. Но тут пришел на помощь менеджер Ингви, Джим Льюис, который, хорошо зная Майкла Райцина, и, видя страдания Джона, просто оказал вокалисту услугу - порекомендовал его Майклу и Андрею. После чего состоялся телефонный разговор Джон-Андрей, была прислана минусовка, Джон выбрал для записи вокала Far Away, поскольку считал, что его голос как нельзя лучше подходит для этой вещи, демо отправилось в Данию, а вслед за ним туда же отправился и Джон - лично знакомиться с участниками группы. Вот, собственно, и вся история!

*1999-2000. "...in a web of Fear"*

Итак, команда вновь обзавелась вокалистом-американцем. А этот вокалист снова оказался в группе в тот момент, когда материал нового альбома был совершенно готов: ему осталось лишь записать вокальные партии. Но Джон, всегда стремившийся к сочинительству, не очень-то расстроился, ведь главная его цель была достигнута, и главная проблема - решена. Он стал вокалистом НАСТОЯЩЕГО ГАСТРОЛИРУЮЩЕГО коллектива, команды, которая действительно была, жила и работала, никаких вам "студийных", никаких вам "проектов", никаких вам "тур-составов".

Пожалуй, прежде чем "издать" пятый альбом команды на страницах этого повествования, надо сказать о нем несколько слов, ибо он того, несомненно, заслуживает. Традиция сохранилась, и сохранилась в том смысле, что этот альбом стал опять "чем-то новым" для группы. Конечно, новый вокалист автоматически изменяет звучание, но не только это имело значение. Трэки альбома, названного Fear, снова объединяла некая концепция - на этот раз общей темой стал страх. Страх, как таковой, страх иррациональный, страх смерти, войны, страх детей и страх взрослых. Андрей говорил, что писалось легко - стоило только подумать о страхе, взять какой-либо его аспект, и слова и музыка появлялись сами собой.

Альбом открывается аудио-фрагментом из фильма "Зодчий Теней", и остается только удивляться, на какой истинно драматической ноте он звучит у Royal Hunt, поскольку, это, пожалуй, самая пафосная сцена этого отнюдь не шедеврального образца кинопродукции... да вы помните, наверное: Главный Злодей, церковь, Отче Наш наоборот, кучка израненных хороших парней... И если в фильме начинается самое забавное (финальная сцена боевика на религиозную тему - что может быть веселее?), то здесь вас сразу опутывает паутина Страха...

Наверное, это самый сильный альбом группы в эмоциональном и философском плане, и применять к нему стандарты российской рок-критики просто нелепо: словесные копья ломаются при попытке назвать, сравнить, классифицировать, найти ошибки в стройном узоре его естества. Думаю, единственным разумным выходом явилась бы готовность смело говорить о нем, как о настоящем произведении искусства - со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но, к сожалению, главным предметом обсуждений, на момент выхода альбома, была именно замена вокалиста, и за спорами, лучше ли спел бы этот материал Ди.Си.Купер, суть альбома замазалась и благополучно забылась.

Все же, справедливости ради, стоит сказать, что представить на месте Джона Уэста другого вокалиста - не только Ди.Си., а ЛЮБОГО другого - однозначно невозможно. Что в музыкальном плане альбом действительно потрясает своей законченностью, традиционной для команды "простой сложностью", мощным симфоническим звучанием и невероятной красотой. Но позвольте мне, главным образом, восхититься лирикой - поскольку, мы, русскоязычные поклонники англоязычного рок-н-ролла, обычно обращаем внимание только лишь на его музыкальную часть. Нет, Fear нельзя расчленять, если музыка захватывает с первых же секунд прослушивания, и больше не отпускает, то понимание лирики приходит позднее, а потом уже невозможно становится отделить одно от другого.

Думается мне, лучше, чем сам автор, об альбоме не скажет никто. Андрей Андерсен: "В титульной вещи говорится о несколько детской боязни темноты, замкнутости и отъединенности от других, Faces Of War - о страхе перед войной. Пожалуй, эта песня связана с фильмом "Спасти рядового Райана", когда рядовой зритель наконец-то увидел, что реальная война не похожа на игру в Doom, и ничего красивого в ней нет. Cold City Lights повествует о том, что знает любой житель мегаполиса - любой большой город не лучшее место для жизни человеческого существа. В Lies мы пытаемся анализировать страх быть обманутыми нашими близкими людьми и друзьями, а Follow Me развивает эту тему дальше - она является своего рода воспоминанием о детских годах, когда каждый из нас вдруг осознавал, что наши родители могут умереть. Voices - несколько шизофренический и оккультный калейдоскоп человеческих чувств, связанных со страхом, а последняя композиция, Sea Of Time является более сторонним произведением и описывает наблюдателя, смотрящего на жизнь со стороны и анализирующего все то, о чем пелась в предыдущих вещах альбома. Несколько философская вещица, и, к тому же, по подходу несколько напоминающая нашу пьесу Epilogue".

Итак, вернемся к хронологии. К осени запись альбома была завершена, а вышел он почти одновременно в Японии и Европе - в 20-х числах октября 1999 года. В ноябре один из самых авторитетных европейских металлических журналов, Aardschok, назвал Fear альбомом месяца, причем, надо учесть, к тому же, ориентированность журнала на гораздо более жесткую музыку... Ближе к зиме пресса о Royal Hunt разнообразилась сведениями о карьере нового вокалиста: Джон записался на трибьюте Iron Maiden Slave to the Power, где исполнил Run To The Hills (таки не обошлось без Джона!), а, кроме того, готовился к выходу четвертый альбом Artension, тоже с его непосредственным участием. На тот момент подразумевалось, что это будет последний релиз коллектива.

В последних числах февраля нового, 2000-го года, начался Fear Tour - с шоу в Копенгагене. Однако ситуация с туром была странной... Начать-то его начали, но что это был за тур! Во-первых, он, фактически, растянулся до конца лета - а именно, до выступления на Wacken Open Air команда находилась, по сути, в постоянном движении... полгода на чемоданах! Во-вторых, с самого начала этого грандиозного (по временной и маршрутной протяженности) турне, группа постоянно попадала в какие-то нелепые ситуации... Но обо всем по порядку.

Японская часть Fear Tour состоялась, и, как обычно, успешно. Новый вокалист пришелся весьма по душе японцам, однако же, что тут удивительного. Кстати, на этот раз в Японии (а перед этим, в Дании) группа выступала, можно сказать, в уникальном составе: партии бэк-вокала исполняли наши старые знакомые Кенни Любке и Хенрик Брокманн, и одни японцы да датчане знают, что они там творили на сцене... В отличие от Мэри и Лизы, которые, как правило, дисциплинированно стояли недалеко от барабанной установки и спокойно пели, есть документальные свидетельства разнузданного поведения этой исключительно мужской вокальной секции на концертах. А вообще, в Японии, вроде бы, обошлось без приключений, если не считать потерянных в аэропорту, а потом благополучно найденных чемоданов с имуществом музыкантов.

Потом, в конце марта, Андрей, в гордом одиночестве, отправился в Москву. Визит называли частным, но, тем не менее, лидер Royal Hunt не удержался от некоего промоушна... А может быть, все было как раз наоборот.

20 марта 2000 года состоялось первое в истории Royal Hunt официальное и непосредственное общение с российской аудиторией. Было оно, однако, частично виртуальным: крупнейший российский металлический ресурс TotalMetal.Net предоставил "площадку" для разговора Андрея с фанами - свою чат-секцию. Разговор, впрочем, особой содержательностью не отличался, да и аудитория, нельзя сказать, что была исключительно российской. Группу, что называется, "рвали на части", настоятельно предлагая приехать на гастроли и в Штаты, и в Россию. Что ж, до сих пор именно эти две страны, в разной степени, испытывали хантонедостаточность.

Кроме того, Андрей посетил Пурпурный Легион и Горбушку, оставив за собой, как комета, след из легенд, слухов, предположений и некоего количества подписанных бутлегерских CD. Надо сказать, что в то время "российским промоушном" Royal Hunt занимались, в основном, лишь незабвенные энтузиасты пиратского дела, да "штатный монстр рока" Всеволод Баронин. В любом случае, название Royal Hunt украшало не только пиратские релизы именно этой группы, но и бутлеги сольных альбомов - кстати, сольник Ди.Си. в том числе, что создавало некоторую путаницу в мозгах большой части российских меломанов, все еще страдающих от отсутствия точной информации.

Не думаю, что греющиеся на морозце народными средствами продавцы CD, в полной мере тогда осознали, что тот "здоровенный волосатый чувак", который оставил свою подпись на "российском релизе" Changing Skin, предварительно шутливо пожурив их за пособничество пиратам, есть тот же самый "чувак", который и изображен на обложке данного CD. Впрочем, позже они это осознали, поскольку подписанные компакты продавались уже по иной цене. "I'm back in town where I was born"...

Собственно, поездку эту можно смело считать исторической, ибо, она стала ПЕРВЫМ ШАГОМ по направлению к Родине, "back to Russia", и действительным началом отношений группы с российскими деятелями музыкального бизнеса, который, собственно, недалеко ушел тогда от зачаточного состояния.

А сразу по возвращении Андрея домой, в Данию, команда оповестила общественность о том, что европейская часть тура отменяется. На этот раз проблемы возникли не по причине землетрясения или замены вокалиста, а из-за настоящего облома с промоутером. В официальном заявлении группы по этому поводу говорилось, что германская фирма CBH, которая и занималась организацией европейской части гастролей, поставила команду и менеджмент в, мягко говоря, тяжелое положение. У фирмы было 6 месяцев для подготовки всего необходимого, но, за несколько дней до начала тура, обнаружилось, что CBH, по сути, "кинула" группу - не предоставив ни транспорта, ни технической поддержки, ни других нужных в путешествий вещей. Странная ситуация, особенно, если учесть, что провели очень даже стрелянного воробья - уж сколько раз RH были в туре, а тем не менее... В общем, CBH следовало бы сменить название на Makin' A Mess - хотя бы, в качестве моральной компенсации коллективу - потому как, запутались все, а особенно, с нетерпением ожидавшие концертов европейские фаны.

Команде пришлось перенести европейские даты на лето, заявиться в трех скандинавских шоу Dio в качестве открывающего состава, и, тем временем, заняться хоть чем-нибудь. Дошло до того, что бедняга Джон, алчущий гастролей, но не получивший оных, улетел домой, в Нью-Йорк, где, от нечего делать, принялся играть аж в трех локальных группах сразу - гитаристу одной из них, кстати, было всего лишь 11 лет. На его счастье начался, к тому же, сезон охоты на индеек, и, вместе с Крисом Каффери из Savatage, он неплохо пострелял, пополнив свой запас перьев (вы еще узнаете, зачем). Кроме того, он "раздружился" со своими старыми гитарами Charvel и Gibson, поскольку его, Стина и Якоба очень полюбила фирма Fernandes - в каталоге которой и появились фотографические изображения музыкантов Royal Hunt, с соответствующими инструментами в руках. Аллана же прибрала к рукам Paiste Cymbals, тарелки которой Аллан регулярно калечил и в студии, и на репетициях, и в турах.

Но, покуда RH скучали, некоторая часть жителей России уже потихоньку стояла на ушах. Да, "дикие слухи" о возможности выступлении группы в Москве подтвердились полностью! То, о чем многие фаны RH раньше не могли и мечтать, становилось реальностью.

Давайте же немедленно поговорим об этом событии, которое, раз уж оно состоялось в рамках Fear Tour, не обошлось без приключений.

Итак, Андрею Андерсену удалось найти в России партнера - фирму GO'ST Music, которая и взялась за организацию визита. Сначала предполагалось, что команда выступит в Измайлово, а на разогреве будет, ни много, ни мало, Парк Горького. Однако потом все переиграли, место действия перенеслось в МДМ, а разогрев отменился вовсе. Кроме концерта были запланированы и проведены автограф-сессия и пресс-конференция.

Изначально ничего не предвещало бури. Поклонники мило пообщались с коллективом в Пурпурном Легионе, встреча с прессой, впрочем, как обычно, обошлась без сенсаций, разве что, mainman отсутствовал: сообщили, что Андрей задерживается в Шереметьево, встречает свои инструменты.

А вечером собравшихся у МДМ российских фанов ожидал сюрприз: в 20.00, ко времени начала концерта, двери КВН-овской штаб-квартиры все еще были закрыты. Через полчаса в народе начало нарастать напряжение, представители GO'ST сновали туда-сюда, и вид имели бледный. Через некоторое время публику запустили в МДМ, но не тут-то было: шоу не начиналось.

Вскоре стало понятно, что присутствующие смогут еще в полной мере оценить комфортность диско-зала МДМ, который сначала вызвал легкий шок у той части публики, которая ранее там не бывала: бар с напитками, подиум со столиками, некие подобия чилл-аутов, маленькая сцена и совсем уж небольшой танц-пол. Неподходящее место для команды, играющей отнюдь не попсу, не так ли? Впрочем, утешением служило то, что в этом же зале выступали Uriah Heep и Cradle Of Filths. Ну и, конечно, за 3 с половиной часа ожидания, пригодились и бар со всем его содержимым, и чилл-аут, и столики... Все это время в толпе носились самые разные слухи и предположения, но единственной верной информацией было то, что Андрей, со всеми своими клавишами, действительно крепко влип на таможне.

А пока народ употреблял пиво, надо сказать, весьма цивилизованно, и медленно уставал от ожидания. Скрасили это ожидание лишь музыканты RH, которые, видя народные страдания, по очереди начали выходить на сцену и прилежно расписываться на билетах, а билетов было очень много. Мало того, Якоб Кьер и Аллан Соренсен рискнули совсем уж выйти в народ - так, прогулялись по залу, по дороге собрав толпу, мило беседовали с фанами, опять же, раздавали автографы, Якоб дарил медиаторы, а Аллан снимал все на видео. Кстати, в толпе были замечены и японцы - остается надеяться, что это не были японские фаны Royal Hunt, специально прилетевшие на концерт, а были это японские студенты московских вузов, на концерт просто приехавшие подземкой. В общем, атмосфера была очень даже душевной.

Итак, где-то уже после 23 часов, под нетрезвые вопли "Андрюха, давай!" на сцене появился сам Андрей Андерсен и произнес несколько неприятных, но любимых русским народом слов в адрес таможенников. Клавиши установили в бешеном темпе, саунд-чека, конечно же, почти не было, и шоу началось. Началось оно как-то так, что никто в реальность происходящего даже не поверил.

Когда же шоу закончилось, три с половиной часа ожидания уже не казались чем-то крайне неприятным. А казалось, что можно было бы ждать и в десять раз дольше, лишь бы само шоу растянули на столько же. Джона Уэста можно было сравнить с вихрем, его фирменный трюк с раздачей перьев (убиенных индеек?) во время River Of Pain просто всех покорил - наконец-то эта индейская песня обрела в исполнители Настоящего Индейца, он чуть не снес голову Якобу, вращая микрофонную стойку, он прыгал, летал, скакал, строил глазки, и, в то же время, успевал ПЕТЬ. Якоб, такой скромный на вид, на сцене выглядел этаким скандинавским бесом: похоже, Якоб без гитары, все равно, что заяц без "Энерджайзера". Но до чего отменный гитарист! Никакой лажи, сыграно чисто, нота в ноту, все сольники - как на ладони, а что еще требуется от гитариста? Конечно, чтобы все СЛЫШАЛИ, что он там играет, и как играет... бэк-вокал, а в Москве это был еще один "уникальный состав" - Кенни и Мария, и выглядел и звучал отлично. Да все они были на высоте - а ведь надо учесть, что музыканты устали от ожидания тоже, а Андрей и вовсе примчался прямо с таможенных баталий.

Надо сказать, к чести московской публики: если с концерта кто и сбежал, то их были единицы, пара больших любителей пива заснула, но, к середине шоу, проснулась, и принялась орать с удвоенной энергией. Впрочем, не буду описывать это шоу в подробностях, о нем и без того было сказано немало...

Потом всплыли факты: Андрей и Майкл Райцин провели в Шереметьево-2 9 часов, много позже Андрей говорил, что выучил там все закоулки, и вполне может устроить остальным ребятам экскурсию - если не по Москве, то уж по зданию аэропорта. При "аресте" половина его инструментов была повреждена. Версии выдвигались самые разные, вплоть до обнаружения в багаже наркотиков! Но, если учесть, что Андрей до сих пор на свободе... ;)

Этим же летом группа выступила на парочке фестивалей, в том числе, на Wacken Open Air.

*2000. 1996. 2000 - 2002. Сказки Андерсена*

Началась осень, а вместе с ней и новый сезон для Royal Hunt, богатый драматическими событиями. Для начала необходимо заметить, что новый материал давно уже был в работе, разговоры о следующем альбоме команды велись, и велись активно. Еще в Москве, на пресс-конференции, музыканты заявили, что свежие композиции готовы, но точной даты релиза не назвали. Вдохновленные туром поклонники жаждали продолжения праздника, но, как показало будущее, ждать им пришлось долго: наступал новый век, а с ним и период странного молчания со стороны команды...

И все же, той осенью, появились первые предпосылки к тому, чтобы журналисты начали говорить о "Royal Hunt family", а это, думаю, не последнее дело в истории рок-музыки, достаточно вспомнить знаменитые английские "фамилии". А поводом послужил намеченный на середину ноября выход дебюта сольного проекта басиста RH Стина Могенсена. Давайте подробнее поговорим о нем, хотя, для этого придется несколько нарушить хронологический порядок, но дело того стоит, поверьте.

Итак, вернемся в 1996 год, в ночной Токио, в автомобиль, который едет по этому ночному Токио, и внутри которого Стин слушает музыку - а именно тот, знаменитый альбом Rainbow, Stranger in us all, где поет шотландец Дуги Уайт... Разумеется, Стин был весьма впечатлен вокалом, и его можно понять. Что ж, подумал Стин, когда-нибудь, когда-нибудь...

Наверное, во время Paradox Tour Стина, за компанию с доброй половиной Royal Hunt, и начали настойчиво посещать мысли о сольной карьере. Но, в отличие от Ди.Си., он не стал торопиться - отнесем это на счет скандинавского темперамента. Будучи отличным композитором (хотя эта его ипостась была еще неизвестна публике), Стин, тем не менее, долго вынашивал самостоятельные идеи. Ибо не стремился он получить свободу творчества, как Ди.Си., и не его, а Андрея, японцы атаковали требованиями записать сольник.

Но уже весной 99-го слухи о проекте под названием Cornerstone носились по Интернету в разных направлениях: Стин писал музыку и тексты для дебютного сольного альбома. Изначально предполагалось, что петь у Стина будет Хенрик Брокманн, собственно, была даже сделана некая демо-запись, которая теперь стала большой редкостью. Она включала три трэка: Law of the Jungle, Reload и I'm Alive... Но все сложилось иначе.

Теперь, пожалуй, можно сопоставить два события - давнюю ночную поездку Стина по Токио и "кастинг" на роль певца в Royal Hunt, в котором участвовал Дуги. Но началом "трудовых отношений" двух музыкантов стал телефонный звонок Стина в Лондон. Стин предложил, а Дуги не отказался. Вокалист прилетел в Копенгаген, и вокальные партии были записаны за 3 дня. Что еще надо знать о тех, кто делал этот альбом? Вы о них уже все знаете, я просто их перечислю: Якоб Кьер - гитара, Андрей Андерсен - клавиши, Аллан Соренсен - барабаны, Кенни Любке и Хенрик Брокманн - бэк-вокал. Единственным "чужаком" (помимо Дуги) в этой ветви Royal Hunt family был гитарист Тони Рам. Да, кстати - часть клавишных партий записал сам Стин, кроме того, он продюсировал альбом. Релиз состоялся ближе к концу ноября 2000 года, на Massacre Rec.

Дебютному альбому Cornerstone, под названием Arrival не удалось избежать сравнений с Rainbow, наверное, не надо объяснять, почему. Впрочем, Дуги Уайт справедливо полагает, что лучше вечно считаться экс-вокалистом Ричи, чем подтанцовкой Take That. Точно так же, не удалось избежать и сравнений с Royal Hunt, но вряд ли такая реакция критиков была оправдана чем-то, кроме списка музыкантов: Cornerstone - отнюдь не Royal Hunt! Стин написал материал, в котором слилось множество течений, разновидностей и даже времен рок-н-ролла - но этот микс звучит, тем не менее, совершенно уникально. В общем, характеризовать этот альбом можно только словами в превосходной степени, а, самое главное, это - без сомнения - УМНАЯ музыка, сделанная с большим вкусом, и высочайшего качества исполнения. Альбом получил отличную прессу, проект отыграл клубный акустический концерт в Копенгагене перед специально приглашенной аудиторией, состоящей из полутора сотен счастливчиков, но особого развития ситуация в то время не получила, если не считать того, что музыканты были явно настроены на продолжение совместной работы.

Но, мы немного забежали вперед... Осень 2000 года, кроме всего прочего, принесла и новые разговоры: Royal Hunt готовят к выпуску EP. Потом альбом, а потом снова EP, и все эти релизы будут концептуально связаны, и все это случится очень скоро...

Одновременно с этим, фаны, объединенные Всемирной Паутиной, шептались о том, что в группе наметился очередной раскол. На этот раз муссировались слухи об уходе Аллана Соренсена: якобы, он не поддерживает интересов команды, или не может ездить в туры из-за семейных обстоятельств, или, или, или... Да, история с Алланом развитие действительно получила - и развитие печальное.

На самом деле, команда молчала долго: никаких заявлений официального характера практически не было, хотя, фактически, Аллан перестал быть участником коллектива сразу после Wacken Open Air. И эту информацию Андрей подтвердил только в ходе он-лайн общения с фанами в конце октября. Те, кто на чат не попал, ничего доподлинно так и не узнали, а официальное заявление на веб-сайте группы появилось вообще лишь спустя месяц. Общий смысл заявления сводился к тому, что Аллан был прекрасным другом и барабанщиком, что команда желает ему всего самого лучшего... и, несмотря на "отставку" все так и остаются друзьями. Молчание же по поводу ухода Аллана объяснили так: "...мы не собирались распространяться об этом направо и налево просто потому, что совсем недавно Аллан принимал участие в нескольких наших записях, которые скоро выйдут, и заострение внимания на его уходе никак не улучшит отношение к нему на будущих пресс-конференциях и во время интервью". Сообщалось так же и о том, что особенно неприятных моментов в разделении не было, но ситуация несколько осложнилась именно по причине такой неуемной активности обитателей Интренета.

Можно было бы опустить этот неприятный момент, но, справедливости ради, стоит сказать, что сам Аллан до сих пор не понимает причин, по которым его "ушли". "Годы в Royal Hunt были лучшими в моей жизни. Я действительно наслаждался записью альбомов, турами, уж не говоря об отличных отношениях внутри команды... Я не собирался уходить из команды. Но после тура случилось что-то, отчего мне пришлось уйти... у меня не было иного выхода... Я знаю, что было немало слухов о причинах моего ухода... но все это неправда!" - вот его точные слова.

Давно известно, что отсутствие достоверной информации рождает массу домыслов и предположений. Ситуация с Алланом породила и другую волну слухов, с которыми команда была просто вынуждена бороться: о Джоне. Да, фаны, буквально-таки страдающие из-за проблем в группе, как назло нашли себе тепленькое местечко для виртуальных встреч - Интернет. И тут уж буйную фантазию настоящего фана ничто не ограничивало... Джон, чья дружба с Крисом Каффери из Savatage была известна давно, стал настоящей мишенью: сначала Джона отправили в американский тур Trans-Siberian Orchestra, а потом уж и вовсе - петь в Savatage.

И снова Андрею пришлось успокаивать фанов через Интернет, так сказать, бороться со злом его же оружием. Слухи об уходе Джона Андрей опроверг, окончательно и бесповоротно, от имени самого же Джона, а, походя, посоветовал не сообщать команде, если вдруг выяснится, что Стин собрался в Deep Purplе, а Якоб -барабанщиком в Helloween. На самом деле, представить подобное так же невозможно, как, например, отставку самого Андрея и выпуск следующего релиза RH без него.

Но, Интернет Интернетом, слухи слухами, а релиз EP под названием Intervention состоялся в последних числах декабря 2000 года, и не только в Японии. Для нас, жителей России, это был важный момент: сингл стал первым легальным российским изданием Royal Hunt. Впрочем, и для самой команды это не стало вовсе уж незначительным событием, ведь, в отличие от японского, европейского и даже американского рынка, Россия до сих пор была рынком диким, неосвоенным и неуправляемым. Остается добавить, что сингл выпустила компания "Пурпурный Легион", а Андрей Андерсен, наконец, получил официальное подтверждение своей известности на родине.

Вместе с выходом Intervention для Royal Hunt наступили "марсианские времена". Вернее, они наступили еще раньше, тогда, когда Андрей со товарищи задумали этот монументальный проект - выпуск трех релизов, объединенных общей концепцией. Проект был широко разрекламирован, и задолго до выхода последней части трилогии, поклонники команды, благодаря прессе, четко уяснили, что основой концепции стали "Марсианские хроники" Рэя Брэдбери, произведение значительное и в большой степени философское.

А свежевыпущенный сингл содержал два новых трэка, Intervention pt.1 и U-turn, а так же живые версии Lies, Flight и Follow Me. Разумеется, фаны, а как вы помните, они жаждали продолжения праздника, приняли сингл с восторгом - это был, как-никак, свежий релиз, и даже с двумя совершенно новыми трэками. В качестве аперитива Intervention пошел как нельзя лучше, к тому же, заглавная песня и блюзовая композиция U-Turn оказались действительно великолепными вещами, выдерживающими любую критику.

Но сам обед задерживался. Зимой и весной 2001 года постоянно появлялась информация о скором выходе второй и третьей части марсианской трилогии, команда все сидела в студии, однако же, был, как минимум, один загадочный момент: кто же барабанщик? С синглами, вроде бы, было все понятно: материал, вошедший в первый сингл, и обещанный на втором, был процентов на 90 старым, и наполовину "живым". А вот с новым студийным альбомом, работа над которым шла полным ходом, было далеко не все ясно.

Впрочем, сначала давайте посмотрим, как развивались события, а потом поговорим о трилогии в контексте ее музыкальной и материальной ценности...

Итак, первоначально планировалось выпустить как альбом (то бишь, вторую часть трилогии), так и макси-сингл (третью) весной 2001 года. После этого команда намеревалась незамедлительно отправиться в тур. Но получилось все иначе...

В апреле 2001 года на официальном сайте группы появилось обращение к народу, которое, в виду его весьма забавного и интересного стиля, я процитирую полностью:

"ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ, после этих месяцев, проведенных в темной и мрачной студии мы, наконец, вышли на солнечный свет, одетые в шорты, выставляя на широкое обозрение, наши тощие, синеватые ноги и мертвенно-бледные "студийно-серые" лица. Альбом закончен, и мы с гордостью заявляем, что с сегодняшнего дня мы можем плавать в реках Jack Daniels (типа, это что-то новое), потеть на пляже, столько, сколько мы захотим и, самое главное, развлекаться столько, сколько пожелаем - и все это абсолютно легально! Наш новый шедевр называется "The Mission" (вот вам и сюрприз!) и целиком основан на романе Рэя Брэдбери "Марсианские хроники" (мы говорим о некой концептуальной вещи, не так ли?) Музыка стала немного более гитарной, несколько режущей (кому нужны эти клавиши в рок-н-ролле, а?), песни - слегка короче (но их больше!) и мы чувствуем, что результат как раз.....мммммммммм......в точку. Итак, эти "абсолютно гениальные" 50 с чем-то минут выйдут в августе 2001 во всем мире - это значит, что даже в таких маленьких странах, как Россия и США (барабанный бой, фанфары, аплодисменты, фейерверки). Что там со вторым (пост-"Intervention") макси, еще неизвестно (мы постараемся пропихнуть его еще до начала лета), но мы будем держать вас в курсе. На всякий случай, если кто-то спросит про тур, к сожалению, ему придется незамедлительно выпасть в осадок - до августа мы отдыхаем. В виде исключения, если какой-нибудь незначительный, не достойный внимания фестивальчик или что-то вроде, будет умолять нас поучаствовать в этом нелепом событии (фестивальчике), мы возможно - ТОЛЬКО ВОЗМОЖНО - согласимся, только - мы повторяем - ТОЛЬКО если они предоставят нам отдельный пляж и весь женский состав "Baywatch". Итак, родные наши, если вы сможете получить довольствие этим летом хотя бы наполовину, как это сделаем мы - вам просто-таки повезло в жизни! Увидимся!"

И, действительно, многие в осадок выпали. Развеселые планы группы не доставили ни капельки веселья ее поклонникам: все откладывалось чуть ли не на полгода - и выпуск нового альбома, и тур. Вскоре стало известно, что выход альбома, The Mission, назначен на конец августа, тур запланирован на осенние месяцы, а барабанные партии на новом альбоме записали "старый добрый" Кеннет Олсен и некий Ким Йоханнесон, "классный парень" с Media Sound Studio, услугами которой, время от времени, пользовалась команда. И тот, и другой, имели статус приглашенных музыкантов, и в состав группы не вошли: Кеннет все так же не мог работать на концертах из-за болезни... А Ким просто помог, не больше.

Надо сказать, если Royal Hunt и искали барабанщика, то делали это "подпольно", ни о каких прослушиваниях, кастингах, и тому подобных мероприятиях и речи не шло, по крайней мере, официально. Кроме того, непонятную ситуацию с выходом альбома объясняли, во-первых, нежеланием лэйблов выпускать альбом до лета, во-вторых, группа подыскивала новый европейский контракт - более серьезный, по выражению Андрея Андерсена, чем контракт с SPV. Таким образом, все летние дела группы свелись к намерению выступить на парочке фестивалей... Ну так, фаны и начали постоянно отправлять команду то на один фестиваль, то на другой - но, похоже, ни одно из этих мероприятий не располагало пляжем, специально оборудованным дамами из сериала Baywatch!

А если серьезно, то летом 2001 года наблюдалось странное затишье в делах RH. Но это была лишь видимость: европейский контракт искался, и, в конце концов, нашелся - с англо-итальянской фирмой Frontiers Records. Кроме того, Джон участвовал в записи нового альбома Artension - несмотря на то, что делать этого еще год назад никто не собирался. Надо сказать, что временное воссоединение Джона со старыми боевыми товарищами снова дало фанам повод впасть в истерику. Как, оказывается, велика народная любовь и забота! И Джон снова уверил всех, что Royal Hunt, команда его мечты, остается и его единственным настоящим местом работы, а все остальное - просто сайд-проекты.

Думаю, не будет преувеличением сказать, что к тому времени вполне сформировалось намерение Андрея записать новый сольный альбом, работа над следующим релизом Cornerstone уже шла, Якоб Кьер тоже не сидел без дела, а занимался своим сольником, да и Джон, трудоголик Джон, что-то там такое замышлял, помимо Artension.

Наконец великий месяц август настал. The Mission выпустила известная фирма Century Media, и он поступил в продажу одновременно во многих странах, в том числе, и в России. Тут же стало известно, что тур отодвигается еще на пару месяцев, а именно, на конец осени - зиму. Выход последнего номера трилогии, макси-сингла под рабочим названием Intervention - Part 2, был запланирован на декабрь...

Думаю, вы помните 11 сентября 2001 года, день, который вошел в мировую историю. Здания Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке были протаранены пассажирскими самолетами, угнанными террористами, тысячи людей погибли... Рок-н-ролл традиционно далек от политики, но такая масштабная катастрофа не могла не отразиться на всех, без исключения, аспектах человеческий деятельности... Что ж, и Royal Hunt не избежали последствий теракта, несмотря на то, что, к счастью, ни Джон - а он, как вы знаете, живет недалеко от Нью-Йорка, ни его семья, ни друзья, или знакомые, не пострадали.

Назначенные уже после катастрофы даты тура, а в Москве команда должна была выступить 3 ноября, снова были отменены. Чуть ли не за две недели до концерта, после того, как добрая половина билетов на шоу была раскуплена, мы узнали, что тур откладывается "из соображений локальной безопасности, реальной угрозы для граждан США и нестабильной ситуации с авиаперелетами". Новые, ориентировочные, сроки были названы: начало 2002 года...

Итак, осталось добавить, что 19 декабря вышел макси-сингл The Watchers - в России его издала фирма CD-Maximum, которая работает по лицензии Frontiers Records. На этом и закончился период недоразумений и "партизанской войны" между командой и сверх-любознательными фанами, чьи компьютеры, подсоединенные к Сети, явились, между прочим, неким вдохновляющим моментом для группы...

Ну, теперь можно спокойно сказать несколько критических слов (призрак читателя, обвиняющего автора этих строк в отсутствии объективности, не дает автору покоя). Что ж, давайте отнесем бардак с датами релизов и туром на счет неких объективных обстоятельств. Однако то, что получилось в результате, вызывает некоторое недоумение... сингл, альбом, макси-сингл... Немного статистики: трэк Intervention появился на трилогии 3 раза! Intervention pt.1, Intervention - полная версия, Intervention - радио-версия. Lies и Flight - два раза, на первом, и на последнем сингле. Repetitio est mater studiorum? Половину временной протяженности этой трилогии составляют старые вещи, перепетые Джоном Уэстом, половина из которых, опять же, "живые" версии.

Не случайно "умеренные" поклонники коллектива недоумевали, и фраза "кажется, я где-то это уже слышал" повторялась вновь и вновь. Однако благодарить за это надо "неумеренных" поклонников. По словам Андрея Андерсена, в адрес команды постоянно поступали осторожные и неосторожные пожелания, чтобы Джон взял бы, да и спел старые вещи. Здорово, наверное, у него бы получилось. Получилось у него здорово, но, по сути, те поклонники группы, которые не относят себя к разряду безумных коллекционеров, и, поэтому, не очень-то настроены покупать мини-альбомы - будь это даже "самый длинный в истории сингл" The Watchers, тотал-тайм которого - 71 минута, - вполне вероятно, остались без отличнейших вещей U-Turn и Intervention (любой из трех предложенных вариантов).

К тому же, сама концептуальность ТРЕХ релизов несколько притянута за уши: связующим моментом опять же становится Intervention, которая, как Фигаро, появляется то здесь, то там... Ну, конечно, оформление обложек CD не оставляет никакого сомнения - о да, это трилогия. Да и название закрывающей части трилогии, The Watchers - соответствует названию одной из новелл Хроник. Однако в случае с этой марсианской сагой, высказанная вслух мотивация так и просится на место следствия... Возможно, все было так: срочно нужен был релиз - появился Intervention...

Закончить критическую часть выступления мне хочется гипотетическим предположением, что было бы намного проще и приятнее (разумеется, для фанов) не дублировать трэки на разных частях трилогии, а упихать все это добро в сборник старых вещей и новый, актуальный альбом. Собственно, Royal Hunt относятся к тем коллективам, которые до жути любят выпускать в свет разнообразные синглы, национальные переиздания, бонусы на которых различны для каждой страны, зальные альбомы, со студийными бонусами... А если к этому фейерверку релизов добавить все невнятные пиратские издания... В общем, еще чуть-чуть, и можно будет устраивать среди фанов конкурс "Кто вспомнит точный трэк-лист?" В качестве приза рекомендуется дарить фану сборник из тех вещей команды, которые он не слышал по причине его проживания, например, в другой стране, или по причине низкой зарплаты, что не дает ему скупать все релизы группы подряд.

А вот теперь я могу себе позволить забыть об объективности, о, призрак читателя! Ибо хочу я поговорить о музыкальной ценности новейшего материала Royal Hunt. Вернее, о его художественной ценности...

Да, надо обладать большой смелостью, чтобы, сначала взяться за интерпретацию Брэдбери, писателя, без сомнения познавшего суть вещей и явлений, а потом и заявить об этом во всеуслышанье. При этом, к тому же, меняется и стиль музыки - не так сильно, но все же... Трудная ситуация - команда "напрашивается" не только на сравнение новой работы со старыми, но и на сравнение непосредственно The Mission c Martian Chronicles! Ведь когда одно произведение искусства делается "по мотивам" другого, людям не остается ничего иного, как только проводить параллели и выискивать расхождения. Такова человеческая природа... Раз уж заявились, надо соответствовать - скажет кто-нибудь, и будет, в общем-то, прав. С другой стороны, каждый художник, и просто человек, имеет право на собственную точку зрения, да что там, каждый воспринимает мир по-своему. Поэтому, требовать точной передачи атмосферы и всех нюансов смысла, в данном случае, нелепо - вы пропускаете книгу через себя, вы накладываете на опыт писателя свой опыт, свои эмоции, мысли, чувства... Можно пойти дальше, и назвать The Mission кавер-версией Хроник - и пусть хоть один поклонник музыки скажет, что кавер-версия должна звучать точь-в-точь как оригинал!

Пересказать притчи Брэдбери - занятие не из легких: каждая новелла несет в себе послание, мало того, существует и глобальный смысл произведения... Но если уж заняться неблагодарным трудом - "проведением параллелей", то они, будьте уверены, проведутся. Например, World Wide War, текст которой написал Джон Уэст - и ее литературный источник, There Will Come Soft Rains, "И будет ласковый дождь", - разве не стыкуется их смысл, разве не предупреждают нас Royal Hunt о том же, о чем, так много лет назад предупредил писатель? А Out Of Reach - та встреча двух существ, человека и марсианина, которые так и не смогли показать друг другу свой мир, которые так и остались друг для друга сном, Прошлым или Будущим, бесплотной тенью на стене?

Но это частности. А в целом, нет никаких сомнений в том, что команде удалось рассказать историю человеческих поражений, поисков и потерь, ускользающего Времени, историю войны человека с самим собой и завоевания самого себя, саморазрушения, неуклонного стремления к смерти, опирающегося на "высокие идеалы", которые, по большому счету, есть ни что иное, как иллюзии. Позвольте мне еще немного пофилософствовать, и смело заявить, что Андрей Андерсен всегда, в каждом альбоме рассказывал и пересказывал эти истории, и, возможно, это есть его послание миру...

Что до музыкальной стороны альбома, то его назвали, а в первую очередь, сам автор, самым тяжелым из всех альбомов Royal Hunt, - несмотря на нехарактерное обилие электронного звука. И, несмотря на часто повторяемые Андреем сожаления по поводу равнодушного отношения к рок-музыке в наши дни, основой нового материала, по его же словам, стали Deep Purple и Judas Priest. Это не был "новый" Royal Hunt, поскольку все, что было накоплено группой за 10 лет, осталось, продолжилось и некое эволюционное развитие музыки, ее внутренней стратегии.

К тому же, в написании материала участвовали Джон Уэст (Surrender, World Wide War) - но тут обошлось текстами, и Якоб Кьер (Dreamline) - совместно с Андреем. Еще два момента: альбом записан нон-стопом, а трэки стали короче, чем раньше - 56 минут, 13 композиций.

Однако пресса не была однозначной - кто обвинял команду, повторюсь, в провале попытки передать атмосферу Брэдбери, кто - в плохом продюсировании, кто и вовсе ругал короткие инструментальные трэки за, собственно, их существование. С другой стороны, прилагательные типа "отличный", "великолепный", "высококачественный" употреблялись критиками с той же частотой, что и раньше. Одной из самых восторженных была рецензия давнего почитателя и пропагандиста творчества Royal Hunt в России Всеволода Баронина... Который, кстати, за свои несомненные заслуги, удостоился чести быть упомянутым в Special Thanks на обложке CD как "Наш человек в Кремле" - довольно редкий пример дружбы между музыкантами и критиком, не правда ли?

А в феврале 2002 года (вернемся к хронологии) вышел второй альбом Cornerstone под названием Human Stain. На этот раз материал был написан совместно Дуги и Стином. Причем, технология создания альбома была весьма любопытной: оба сонграйтера работали дома - Дуги в Англии, Стин - в Дании, и не раз кассеты с вариантами песен совершали путешествие через море. Альбом был записан в упоминавшейся уже Media Sound Studios, и в "семейной" студии Royal Hunt (конечно, я имею в виду NorthPoint Studio), выпустила его Massacre Rec. Российский релиз тоже не заставил себя ждать, выпускающим лэйблом стал Art Music Group.

В работе принимали участие и старые знакомые - Аллан Соренсен, Кенни Любке, Якоб Кьер (гитарное соло на House Of Nevemore), Тони Рам. Надо добавить, что основные клавишные партии исполнил сам Стин, а дополнительные - Rune Brink. Кроме того, в составе появился основной гитарист Kasper Damgaard. И, кстати, обложка была оформлена все тем же Мартином Барриджем.

Что до музыкальной стороны альбома, то, похоже, общая для Royal Hunt Camp тенденция возвращения к классическим вариантам хард-рока, не миновала и этот релиз. Он еще более сопоставим с Rainbow - три года работы с Ричи Блэкмором не прошли для Дуги Уайта даром, к вящему удовольствию поклонников такой музыки, ибо довольствоваться лишь старыми релизами великих коллективов иногда очень тоскливо. Впрочем, Стин утверждает, что в музыке Cornerstone много скандинавских "мотивов" - можно поверить ему на слово, ибо наличие в составе хоть одного англичанина, особенно представителя такой сильной фамильной ветви британского рок-н-ролла, всегда обуславливает "английское" звучание. Собственно, для рок-н-ролла "английское звучание" и "высокое качество" - синонимы, так что, не будем углубляться дебри анализа Human Stain. Альбом, без сомнения, хорош, и этого достаточно!

*2002. Миссия*

Итак, смутное время осталось позади... Весной 2002 года команда, предварительно потихоньку обзаведясь новым барабанщиком, отправилась в тур. Надо сказать, барабанщик, Аллан Чикайя, не только именем, но и внешне похож на Аллана "no. 1", а, кроме того, являлся его большим приятелем. До этого Аллан Второй играл в копенгагенском составе Fury, и, по слухам, давно уже "обхаживал" Royal Hunt.

А тур начался в Дании, но европейская часть все же, и все еще, не была самостоятельной - Royal Hunt были заявлены гостями Pretty Maids - ни больше, ни меньше. Вот такая веселая компания из двух самых известных датских коллективов, примерно за месяц исколесила всю Европу - 22 концерта! Собственно, эта часть тура была "клубной", но, от этого, не менее примечательной: ни один человек на планете не может отрицать, что судьба, порой, шутит, да так, что остается расслабиться и посмеяться. Итак, клавишник Maids во время тура "отлучился", и Кену не оставалось ничего другого, как снова предложить Андрею место на сцене рядом с собой. Однако - на этот раз, - Андрею не оставалось ничего другого, как согласиться и отыграть с командой 4 шоу! "Это была нервотрепка. Я учил их полуторачасовую программу в автобусе, просто слушая песни в моем Discman'е - просто стараясь запомнить большую часть и записывая ноты. Потом было так: саундчек с Pretty Maids, быстренько выкурил сигарету, саундчек с Royal Hunt, обратно в автобус, еще послушать Maids, проглотил сэндвич, отыграл сет Royal Hunt, побежал за кулисы, выпил, обратно на сцену, отыграл с Pretty Maids. Говорю вам, к полночи, когда все заканчивалось, я спал в автобусе как младенец, пока обе команды веселились до четырех утра. Но Maids просто классные парни, поэтому все было здорово, хоть иногда и безумно".

Итало-французские шоу Royal Hunt отыграли в одиночестве, а на парижском фестивале вообще выступили в роли хэд-лайнера. Явилось ли это следствием смены европейского лэйбла? Можно с большой долей вероятности сказать, что да, явилось.

Однако же самое интересное - для нас, конечно, - было еще впереди. Недельный отдых, и 11 мая группа снова прибывает в Москву... Из-за плотного расписания концертов разных, достойных и очень известных коллективов в Москве весной 2002 года, не каждый московский (ок, российский!) поклонник непопсы смог найти время, деньги и силы на посещение ОЧЕРЕДНОГО шоу Royal Hunt. Хотя, от недостатка внимания со стороны и поклонников, и прессы Royal Hunt отнюдь не страдали. Народу было объективно больше, и народ выражал свою любовь активнее, чем в первый раз. Можно определенно сказать, что, по сравнению с 2000 годом, количество поклонников коллектива в России выросло.

Все мероприятия 11 мая 2002 года прошли с успехом. Автограф-сессия на Горбушкином дворе, во время которой не только были сорваны со стен десятки афиш Royal Hunt, не только подписаны все эти афиши, билеты, блокноты, диски, и прочая, не только сделано большое количество неофициальных снимков типа "я и Royal Hunt", но и раскуплены практически все CD команды, которые долежали еще на Горбушке до этого события. Пресс-конференция тоже отличалась многолюдностью, но, опять же, не отличалась особенной содержательностью. После этого мероприятия группа посетила-таки студию MTV-Россия, в отличие от 2000 года, когда, из-за таможенной войны, график пребывания коллектива в Москве был скомкан.

Поскольку на пресс-конференции довелось побывать далеко не каждому фану, и материалы, вышедшие в прессе, носили сугубо информативный характер, я, пожалуй, опишу свои впечатления от музыкантов. Мне довелось встретиться с ними еще в 2000 году, на очень-очень (увы!) короткой "фотосессии" в отеле Украина, и еще тогда меня покорила их манера держаться: это ПРОСТЫЕ люди, очень доброжелательные и вежливые, улыбчивые и без всяких "понтов", очень характерных для многих и многих российских музыкантов - особенно это касается локальных команд. Они без вопросов согласились сфотографироваться для какого-то непонятного русского и, к тому же, неофициального сайта, отроду которому тогда был месяц или около того. Они позировали, по моей просьбе сдвигались плотнее, Джон показывал "козу", а Мэри так здорово улыбалась, что моя паника (еще бы, впервые в жизни я разговариваю с НАСТОЯЩИМИ музыкантами!!!) потихоньку улеглась.

Так вот, на пресс-конференции 2002-го года, присутствовали все, даже Майкл Райцин, но не было Аллана Чикайя. Он остался в ДК Горбунова, осваиваться с барабанами. Якоб сидел боком к журналистам, и постоянно курил, глядя в потолок. Иногда казалось, что он задремал. Стин - воплощенное чувство собственного достоинства. Джон, не побоюсь этого слова, КОКЕТНИЧАЛ, и вообще излучал обаяние. "Рулил" общением с журналистами Андрей Андерсен, он переводил, отвечал на большинство вопросов. Надо сказать, его чувство юмора выдерживает любую критику. Атмосфера в целом была душевная, все портило только привычное стремление моих коллег казаться как можно умнее и осведомленнее (эх, зря, наверное, я это сказала;)). Так и хотелось крикнуть: "Ребята, расслабьтесь!", хотя, чья бы корова мычала, я сама выкурила полпачки - а все нервы!

Все больше спрашивали о музыке и планах - ну, разумеется, Андрею приходилось повторять и повторять уже давно известные факты (которые, в общем-то, в этом повествовании обозначены, так что, повторяться не буду). Вопрос о том, как музыканты проводят свободное время стал чем-то вроде театрального антракта, когда все радостно бегут в буфет: ответил КАЖДЫЙ, даже Якоб проснулся и заявил, что он - лентяй и любит смотреть ТиВи. А так же пить пиво. Джон, отвечая на этот вопрос, похоже, решил перечислить ассортимент какого-нибудь бара, и делал это долго, очень гнусаво и очень смешно. Прервался только на весьма чувственное "Oh, thank you-u-u-u", адресованное девушке-официантке, которая, очень в тему, поднесла музыкантом какой-то напиток, судя по бокалам - вино. Стин, как оказалось, тоже не прочь посидеть в теплой компании, несмотря на свое счастливое отцовство. Андрей все больше работает, а когда не работает, то читает, смотрит X-files (и не только), слушает музыку...

Любопытным был и рассказ о том, как создается музыка в коллективе под названием "Royal Hunt". Как объяснил Андрей, сочинять он может всегда, везде, и, похоже, почти в любом состоянии. Обычно пишется в несколько раз больше материала, чем получается "на выходе": "Я пишу, они режут", сказал Андрей, кивнув на остальных, ухмыляющихся (на всякий случай) членов команды. Композиция Fear (насколько я помню, речь шла именно о ней) была сокращена неумолимыми Якобом, Джоном и Стином чуть ли не в несколько раз! Эх, добрался бы, что ли, Аркадий Укупник до этого "вырезанного" материала, чтобы нам не пришлось так часто в ужасе выключать звук телевизора...

Ну а вечером состоялся тот праздник, которого ждали два года. Шоу было действительно очередным, в рамках очередного мирового тура... что достаточно принципиально, и не может не вызывать оптимизма. Нельзя сказать, что зал ДК Горбунова был забит до отказа, но публика была настроена в высшей степени приветливо. Думаю, нет смысла подробно рассказывать о концерте, замечу только, что командой была разыграна гитара с автографами, и где-то сейчас живет счастливый обладатель ценного инструмента, прошедшего, как войну, европейскую часть тура Royal Hunt.

После России группа отыграла целых 4 шоу в Японии - к сожалению, нам пока не приходится и мечтать о подобном. А потом - на интернациональном рок фестивале в Бусане (Корея). Кстати, фестиваль совпал с проводившимся в Корее и Японии Чемпионатом мира по футболу, и, говорят, участники команды были весьма вдохновлены победой сборной Дании.

Но, тур закончился, команда, с намерением по осени начать работу над очередным студийным альбомом, взяла небольшой тайм-аут. Однако поклонникам тайм-аут взять не удалось, поскольку на подходе были как минимум два релиза...

Итак, на июнь 2002 года был запланирован выход второго сольного альбома Андрея Андерсена Black On Black, а в Японии альбом вышел примерно на месяц раньше. Этот альбом создавался точно так же, как и первый - в обстановке дружеского взаимопонимания. На этот раз Андрей не стал привлекать к работе никого из музыкантов Royal Hunt, но, однако же, в состав вошли друзья Андрея - вокалист Ian Parry, работавший в Elegy, у голландского прогрессивщика Арьена Люкассена, и в других коллективах. Барабанные партии исполнил уже известный нам Kaj Laege, а гитарные - Rene Realand, который ранее играл в группе WitchCross - надеюсь, вы помните этот "последний коллектив", в котором Андрей работал как приглашенный музыкант? Альбом получился тяжелым, со смешанным прогрессив- и хэви-металлическим звучанием, а тексты, как обычно, особенной радостностью не отличаются. Надо сказать, что на меня альбом произвел впечатление далеко не сразу. С первых же звуков потрясла только великолепнейшая инструментальная композиция Eclipse, но постепенно, странное, мрачное очарование этого альбома зацепило настолько, что он надолго стал "самым слушаемым" альбомом моей коллекции!

На конец лета был намечен выход и сольного альбома Джона Уэста, вернее, проекта Джона Уэста под названием Earthmaker - все на той же Frontier Records. Состав еще более примечателен: старый друг Джона Крис Каффери (Savatage) и Mike Chlasciak (Halford) поделили гитарные партии, Лонни Парк (Cozy Powell, John West) - клавиши, Ray Riendau (Halford) - бас, Bobby Jarzombek (Halford) - барабаны. Особое внимание привлекают приглашенные музыканты: Стин Могенсен, Джефф Плейт (Savatage), Виталий Куприй, Андрей Андерсен. Последние двое, клавишники, оба получившие классическое образование, оба из СССР, оба - большие друзья и благодарные коллеги Джона, оба до безобразия талантливы, играют настолько по-разному, что трэк When Worlds Collide, на котором и можно услышать их соло в четыре руки, которое критики прозвали "дуэлью", должен полностью оправдать свое название. Когда сталкиваются два магистра клавишных чудес, миры, без сомнения, тоже должны столкнуться.

Таким образом, Джон вырастил на дереве Royal Hunt еще одну ветвь - а Artension, кстати, ранее получили европейский контракт все с той же Frontier Records (интересно, и кто бы это мог их "сосватать"?), и как следствие, выпустили свой альбом Sacred Pathways в Европе.

*2002 - 2003. Продолжение следует!*

Открою вам маленький секрет: высший кайф для человека, который рассказывает чью-то историю, не рассказать историю и написать слово "Конец", а рассказать часть истории и написать "Продолжение следует". Вот и мне осталось написать совсем немного - потому что, будущее есть, но оно - есть будущее.

Итак, к этому моменту - а именно, весной 2003 года, дела в Royal Hunt Camp обстоят следующим образом.

Андрей Андерсен. Маэстро (не побоюсь этого слова) готовит к выпуску сольный фортепианный альбом под названием OceanView! Наряду с оригинальными вещами, в альбом войдут новые версии следующих, очень известных нам композиций: Martial Arts, Third Stage, Time Will Tell и 1000 Miles Away. Альбом должен выйти где-то к лету, и у меня нет слов, чтобы выразить свои страдания по поводу потрясающей тормознутости наших региональных дистрибьюторов музыкальной продукции - я рассчитываю получить его не раньше, чем к осени. В лучшем случае.

Стин Могенсен. Вместе с Дуги Уайтом (который начинает сезон 2003 года туром с Ингви Мальмстином) Стин закончил работу над написанием материала к новому, еще не озаглавленному альбому Cornerstone! "Мы никогда еще не работали так тесно, и это было очень интересно и очень весело. У нас есть 11 новых, очень сильных вещей, с различными текстурами и темами. Сейчас мы начинаем процесс записи - ну, Стин начинает, поскольку он у нас продюсер..." - так высказался Дуги на своем официальном сайте. Несколько названий вещей уже известны: When the Hammer Falls, Once Upon Our Yesterdays, Some Have Dreams, Man Without Reason. Запись альбома начинается в марте 2003, а состав прежний: Стин (бас, клавиши), Дуги (вокал), Аллан (барабаны) и Каспер (гитара).

Аллан, кстати, кроме работы в Cornerstone, так же работает и над официальным сайтом команды.

Якоб все еще "ленится и смотрит ТиВи" - к сожалению, даже разговоры о его сольном гитарном альбоме утихли. А может, это затишье перед бурей? Хотелось бы верить!

Джон Уэст в самом начале года успел выпустить с Artension еще один новейший альбом - New Discovery. На этот раз, увы, никаких "дуэлей", но состав группы прежний, а потому, скучно не будет.

Аллан Чикайя пока не провозглашен официальным участником коллектива, но он, вместе с остальными, готовит к выходу новейший альбом Royal Hunt, рабочее название которого Eye Witness. Альбом так же планируется выпустить ближе к лету, в мае. Пока о нем мало что известно, но музыканты заговорили о ДЖАЗЕ. О, нет, они не начали хором подражать Глену Миллеру... Но что-то такое они придумали. Посмотрим.

Что ж... На этом я закончу - что может быть лучше для финала, чем такие радостные новости?

Юлия Рудковская
Май 2002. Февраль-март 2003

Ссылки
Неоффициальные сайты: 
Скачать мп3 в сети: 

Новые пользователи

  • Мурат
  • Goblin2008
  • Elenaeva
  • павел плавич
  • tauwecknonpmat1983

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 2 гостя.

(i) На сайте не хранятся файлы, защищенные авторскими правами. Все музыкальные файлы находятся на сторонних серверах, к которым мы не имеем отношения. Ссылки на них взяты из общедоступных источников в сети интернет.