Taj Mahal

Биография
фото: 
Taj_Mahal.jpg
Биография: 

Тадж Махал родился в Нью-Йорке 17 мая 1942 года в семье, которой обязан своим музыкальным воспитанием и интересом к разным культурам. Его отец, Генри Фредерикс (Henry Fredericks), известный джазовый музыкант и аранжировщик, был человеком неординарным. Коллеги называли его гением, он говорил на семи языках, рано начал знакомить сына с лучшими образцами джаза и блюза, оплачивал его уроки кларнета и тромбона. Мать, Милдред Шилдс (Mildred Shields), школьная учительница, много лет пела госпел в церковном хоре. Генри был еще совсем ребенком, когда семья переехала в Спрингфилд, штат Миннесота. Коротковолновый радиоприемник отца открыл ему безбрежный мир музыки, долетавшей в их дом из далеких уголков земного шара. Особенной симпатией юного меломана пользовался блюз, как акустический, так и электрический, а потом рок-н-ролл и его первые герои Чак Берри (Chuck Berry) и Бо Дидли (Bo Diddley). Когда Генри было 11 лет, отец погиб в результате несчастного случая. Через два года мать снова вышла замуж за уроженца Ямайки Хьюгана Уилльямса (Hughan Williams), благодаря которому Генри научился играть на гитаре и банджо.

Чтобы обеспечить себе надежный кусок хлеба в будущем, Генри поступил в Массачусетский университет, где изучал сельское хозяйство и животноводство. Но музыка занимала все более важное место в его жизни. В студенческие годы вместе с такими же аматорами он собрал свою первую группу Taj Mahal & the Elektras. Псевдоним Тадж Махал он выбрал по вдохновению - это имя пришло ему во сне. В начале 60-х коллектив выступает на университетских вечеринках, в городских клубах, а со временем объезжает весь штат Массачусетс. Увлеченный только входившим тогда в моду фольком, Тадж Махал добирается даже до Гринвич Вилледжа и массачусетского Кэмбриджа, колыбели фолька, где знакомится и играет вместе с родоначальниками движения Бобом Диланом (Bob Dylan), Дейвом Ван Ронком (Dave Van) и Ричи Хэвенсом (Richie Havens).

В 1964 году Тадж Махал, уже дипломированный специалист, прибывает в Лос-Анджелес. Конечно, не для того, чтобы заниматься сельским хозяйством. Попытав удачи в нескольких группах, игравших фольк-блюз, на пару с гитаристом Раем Кудером (Ry Cooder) он собирает команду Rising Sons. Они договариваются о сотрудничестве с лейблом Columbia и записывают дебютный сингл. Но руководство компании не вполне понимает, что ей делать с этой записью. То, что оформится и станет обычным явлением через несколько лет, в середине 60-х выглядит странно и вряд ли может рассчитывать на понимание публики. Подготовленный группой альбом, сплав целого ряда аутентичных американских стилей, лег на полку до лучших времен. Эти времена наступили почти через 30 лет - альбом был издан только в 1992 году.

От коллективного творчества Тадж Махал решил отказаться. Предложение сольного контракта с Columbia поступило как раз кстати. В августе 1967 года буквально за пару недель он записал свой дебютный альбом "Taj Mahal", который был опубликован в начале 68 года. Напряженный микс старого и нового блюза, преподнесенный с такой непосредственностью и прямотой, ставил этот релиз особняком на тогдашней блюзовой сцене. Нашлись проницательные критики, которые приветствовали эту пластинку как первый шаг к возрождению аутентичного блюза. Эпоху "возрождения" продолжил и второй альбом "Natch'l Blues", изданный в конце 1968. В 1969-м году артист подготовил достаточно неординарную двойную пластинку "Giant Step", наполовину акустический, наполовину электрический сет.

Эти три альбома создали Тадж Махалу репутацию, с одной стороны, аутентичного, с другой стороны, на удивление современного блюзмена. В то время когда многие ветераны блюза углублялись в психоделию, в основном под давлением лейблов, Махал сохранял верность традиционному блюзу 30-х и 40-х годов, опираясь при этом на новейшие технологии звукозаписи. Изяществу гитарных партий на его пластинках можно было только удивляться. Слайд-гитара в руках Тадж Махала творила чудеса, не отставали от него лид-гитарист Джесс Эд Дэвис (Jesse Ed Davis) и ритм-гитаристы Рай Кудер и Билл Боутман (Bill Boatman).

Известность Махала в музыкальных кругах расширялась с каждым днем. За несколько лет он превратился в любимого сессионного и концертного артиста, которому довелось записываться и выступать с многочисленными рок-звездами и выдающимися блюзменами. Очень техничный и скрупулезный, он отлично справлялся с бас-гитарой, пианино, банджо, гармошкой и любой соло-гитарой.

С началом 70-х Тадж Махал действует в музыке еще более рискованно, не страшась самых неожиданных нововведений. Пластинка 1971 года "Happy Just to Be Like I Am", один из наиболее эффектных экскурсов музыканта в традиционную этническую музыку, густо насыщена карибскими ритмами. Хотя ядром саунда остается неизменный акустический кантри-блюз. Двойной концертный альбом 1972 года "The Real Thing" записывается с привлечением тубы под явным влиянием музыки Нового Орлеана. В 1973 году Махал пробует себя в кино, написав ряд композиций для фильма "Sounder". А параллельно исследует силовое напряжение между джазом и кантри-блюзом на альбоме "Oooh So Good 'N Blues", который попадает в Тор 20 джазового чарта. Еще через год в его творчестве становится заметно влияние реггей. Элементами этого стиля насыщен диск "Mo' Roots".

В середине 70-х Тадж Махал переходит на новый лейбл Warner Bros., для которого записывает три альбома. Все они выходят в 1977 году: "Evolution (The Most Recent)", "Music Fuh Ya' (Music Para Tu)" и саундтрек к фильму "Brothers".

К концу 70-х музыкальный климат начинает серьезно меняться и интерес к творчеству Таджа Махала заметно падает. Ситуация только усугубляется в 80-е годы, когда на публику обрушивается с одной стороны диско, с другой - хэви-метал. В течение почти целого десятилетия, оставшись без лейбла, артист практически ничего не записывает. Он уезжает на Гавайи, где проводит много лет, открыв для себя новую музыкальную традицию.

Только в 1987 году Махал возвращается в "цивилизацию" с альбомом нового материала "Taj". Пластинку публикует лейбл Gramavision, заинтересованный в издании таких экзотических записей. Довольно экзотичным выглядел и следующий зигзаг карьеры музыканта: в 1988 году он подготовил цикл занимательных и вполне удачных альбомов для детей. Один из наиболее ярких релизов - "Shake Sugaree": музыкальное путешествие по Африке, Карибским островам и югу Соединенных Штатов. В некоторых треках звучат детский хор, для которого записывались дети самого музыканта.

В течение нескольких лет его время распределяется между рядом параллельных начинаний. Среди них - музыкальное сопровождение к пьесе "Mule Bone" Лэнгстона Хьюза и Зоры Нил Херстон (Langston Hughes/Zora Neale Hurston), которая считалась утраченной. За этот саундтрек в 1991 году Тадж Махал впервые номинировался на Grammy.

Только в начале 90-х после многолетнего перерыва музыкант наконец вернулся к регулярной студийной работе и концертным поездкам. Его рекординговым покровителем становится теперь компания Private Music, которая выпускает ряд достаточно успешных альбомов. Первым из них стал лонг-плей "Like Never Before" (1991). Чистым, беспримесным блюзом музыкант никак не хотел удовлетворяться. Его следующие релизы, "Dancing the Blues" (1993) и "Phantom Blues" (1996), насыщены пересечениями с роком, поп-музыкой, ритм-н-блюзом. Начиная с "Phantom Blues", финалиста Тор 3 блюзового чарта, все новые диски Тадж Махала неизменно поднимаются в двадцатку лучших блюзовых записей. Популярность медленно, но неуклонно возвращается к артисту.

По мнению некоторых пуристов блюза, не разделявших слишком разносторонних увлечений Махала, его стилистический коктейль звучал слишком академично, а сам музыкант витал в облаках. Во второй половине 90-х творчество Тадж Махала невольно "отомстило" за своего автора, когда целая плеяда молодых блюзменов выбрала для себя такой же "академический" путь. Были среди них и реаниматоры акустического блюза Кеб Мо (Keb' Mo') и Гай Дэвис (Guy Davis), и эклектичные музыканты Кори Харрис (Corey Harris) и Alvin Youngblood Hart.

В 1997 году артист представил новый альбом "Senor Blues", один из самых сильных в его карьере. Во всяком случае, никогда еще критики не расточали комплименты с таким единодушием. И даже организаторы Grammy на этот раз не смогли обойти музыканта наградой: "Senor Blues" был назван лучшим блюзовым альбомом года. Хотя ни о какой чистоте жанра речь по-прежнему не шла. В этом увлекательном путешествии по владениям классического блюза нашлось место и для ритм-н-блюза, и для соула, и для джазовых вариаций, и для кантри-блюза.

Воображение Тадж Махала продолжают будоражить самые разные музыкальные традиции. Привлекая необычных этнических музыкантов, он записывает оригинальные пластинки, которые выпускает на независимых лейблах. Лонг-плей 1995 года "Mumtaz Mahal" создается с участием классических индийских музыкантов. Релиз 1998 года "Sacred Island" записывается с его новой группой Hula Blues Band, которая помогает передать обаяние загадочной гавайской музыки. Альбом 1999 года "Kulanjan" - это фактически дуэт с уроженцем Мали Тумани Даебейтом (Toumani Diabate), который играет на редком инструменте кора. Классика блюза гармонично уживается на альбоме с африканскими фольклорными мелодиями. В 2000 году артист становится обладателем еще одной награды Grammy в номинации "лучший современный блюзовый альбом" - за концертный диск "Shoutin' in Key: Taj Mahal & the Phantom Blues Band Live".

В то же году Тадж Махал, деля время между Бременом и Гавайами, лавируя между разными традициями и историческими эпохами, сплавляет воедино аутентичные стили Карибского бассейна, Полинезии, Африки и Америки в своем последнем диске "Hanapepe Dream", который увидел свет в 2003-м. Аккомпанирует ему большой экзотический ансамбль: три укулеле разного тембра, гавайские гитары, духовые, ударные разных видов, стандартные басы и электрогитары. По сути "Hanapepe Dream" - это иллюстрация сквозного лейтмотива всего творчества Тадж Махала: у всех видов соула и блюза, реггей, джаза и рок-н-ролла родина одна - африканская диаспора.

Теперь немного о Тадже Махале из его интервью:

Тадж уже 12 лет проживает с семьей на Гавайях, но постоянно объявляется в Нью-Йорке.

- Это самый стоящий город для испытания своих возможностей. Нью-Йорк не просто деловая столица мира - он всегда впереди времени, если ты здесь смог отвоевать хотя бы кусочек признания, то значит ты уже признан повсюду. Это проверенная десятилетиями истина, - утверждает Тадж Махал.

"Taj Mahal & The Elektras" - так называлась первая группа, в которой юный Генри лидировал гитаристом и вокалистом. На дворе стоял 1960-й. Ему только исполнилось двадцать, и он прилежно учился в Бостоне. Не в музыкальном колледже Беркли, а на сельскохозяйственном в Массачусетском университете. Вечерами в студенческих кафетериях группа исполняла ритм-энд-блюз, а днем все были сами студентами. Затем, получив дипломы специалистов-животноводов, группа "Taj Mahal & The Elektras" разъехалась по сельскохозяйственной Америке. Из них всех только Генри и смог побороть в себе животновода и остаться блюзменом. Название группы он все же частично сохранил для своего псевдонима, и с тех самых пор зовется Таджем Махалом.

В 1964-м, где-то в Бостоне, Тадж повстречался с Раем Кудером и основал с ним легендарнейшую группу "The Rising Sons". В две cупер-гитары они прогремели так громко, что Тадж быстро смог начать свое сольное становление, и первые его три альбома "Taj Mahal" (1968), "The Natch'l Blues" (1968), "Giant Step" (1968) - все как один четырехзвездные. Тогда Тадж и сам побывал в звездах - мы видим его в архивном киноконцерте "Rolling Stones Rock'n'Roll Circus 1968", окруженного Джоном Ленноном, Джорджем Харрисоном, группами "Rolling Stones", "Jethro Tull" и "The Who". Это было время, когда Джон Фогерти изо всех сил старался петь так же, как Тадж, и у него это почти получилось.

Все-таки рок-звезды из Таджа не вышло. Скорее всего потому, что в нем неожиданно проснулась застарелая страсть к джазу, затем к соул и вообще к любому оттенку черной музыки: от фолк-блюза Дельты, госпел, спиричуэлз и регги до креольской и, наконец, гавайской и даже экваториально-африканской и прочей геомузыкальной экзотики.

- World Music -это мое детское хобби, - говорит Тадж. - Не та искусственно синтезированная World Music в современном понятии, а в самом прямом смысле - музыка Планеты.

У нас дома стоял громадный коротковолновый радиоприемный аппарат. Отец увлекался дальним приемом. Он и меня научил, какие ручки крутить, где отыскать Рио, а где Папеэте, где Даккар, а где Москву. Сутками я сидел в наушниках и обшаривал эфир нашего шарика. Какие только языки, голоса, песни и просто диковинные звуки не попадались мне! В 40-х годах такое все еще казалось фантастикой. Похоже, это осталось самым сильным моим впечатлением в жизни.

Скорее, похоже, что детское хобби - коллекционирование звуков Земли - помогло Таджу собрать отличную коллекцию, наглядно и последовательно выставленную на обозрение в серии его блистательных альбомов 90-х годов. Здесь есть самый корневой блюз почв континентов и островов. И пусть даже не совсем блюз, но зато всегда корневой. Тадж, пожалуй, наигибчайший и самый вселенский блюзмен в мире, и последние лет двадцать он собирал музыку Земли не по эфиру, а в основном разъезжая и проживая в разных местах, иногда за пределами Штатов - например, на островах Карибского моря, в Пуэрто-Рико, Тринидаде и на Виргинских островах. Затем на целых 12 лет Тадж поселился со своей семьей на Гавайях. Не в цивилизованном американизированном Гонолулу, а на небольшом островке, где все еще сохранилась гавайская речь и культура. Все эти 12 лет он записывался в студиях Лос-Анджелеса и Нью-Йорка, и только одну свою работу он целиком посвятил Гавайям и гавайской музыке. И вот совсем недавно его обуяла страсть к другому удаленному району Земли - к Африке. Эта на сегодняшний день самая последняя геомузыкальная затея Таджа Махала носит глобальный научно-исследовательский характер - он отважился копнуть на триста пятьдесят лет вглубь истории африканской музыки только для того, чтобы выяснить, какою она была на западном побережье Африки в момент, когда изрядная часть жителей этого побережья отправлялась в трюмах работорговцев в Америку. И какою была музыка африканцев, еще только приплывших в Америку. Хотя, возможно, один такой трехмесячный рейс в темном и вонючем трюме мог много изменить в музыкальном самовыражении африканцев.

- Музыка Африки и музыка африканцев Америки разошлась в разные стороны где-то триста пятьдесят лет назад и развивалась в весьма несхожих условиях. И теперь мало что имеет общего. И все-таки сходство есть. И как дети имеют что-то общее со своими родителями, так и здесь оно также имеется, - рассказывает Тадж Махал. - В последнем моем альбоме микрофоны зафиксировали трогательную встречу трехсотлетнего блудного сына с давно потерянными родителями - наконец-то круг замкнулся.

- У меня есть много идей всякого рода. И все они ждут своего часа, но вот что я вам скажу: после сессии с малийскими музыкантами, если я даже и вовсе не притронусь к гитаре до конца своих дней, то уже и расстраиваться не стану.

Эта сессия дала новейший альбом под африканским названием "Kulanjan". Он весь напоен звуками древней традиционной культуры Мали "кора". Именно в том виде, какою была ее музыка триста пятьдесят лет назад в Африке, а затем видоизменялась в трюмах работорговцев и на табачных плантациях Вирджинии. (Подобное исследование последний раз еще в 70-х проделал Квинси Джонс в своем науч.поп-шоу "Roots".)

Если бы Тадж не выбрал однажды путь музыки, то мог бы стать видным ученым.

Он бегло говорит и читает на пяти иностранных языках. Кстати, читает он не беллетристику, а философские сочинения и, как все философы, любит посидеть с удочкой у безлюдного берега, а также покопаться в саду и огороде. Он умеет приготовить изысканные блюда. Заботливый отец и преданный муж, он уделяет семье времени не меньше, чем музыке. А времени у него хватает еще и на исполнение ролей в кинофильмах и даже на создание сценариев к этим фильмам. И хотя здесь обошлось без "Оскара", Таджу удалось взять "Грэмми" за создание музыкального сценария к бродвейскому мюзиклу "Кость мула", поставленному по одноименной пьесе Ленгстона Хьюза.

В премиях "Грэмми" Тадж не испытывает особого дефицита. Из 36 его альбомов 6 номинированы на эту престижную награду. Это не считая еще нескольких "Грэмми" за детские альбомы - он страстный почитатель сказочных сюжетов для детей. Его голос слышен во многих детских мультфильмах, в том числе в мультипликационной версии "Братьев Блюз", где Тадж создал голосовой образ Сэйджа (Мудреца). Вот такой он многоталантливый и разноустремленный блюзовый певец и гитарист. Хотя если говорить о музыкальных инструментах, то получится, что он еще и пианист, и контрбасист, и… проще сказать, что он в совершенстве владеет двадцатью инструментами.

Похоже, что все свои 60 лет жизни Тадж Махал времени не терял. А с виду 60 ему дать трудно. Предельная закрученность сохраняет его подвижным и подтянутым. Это подтверждают фотографии на обложках его недавних альбомов, где мы видим его играющим крупными, рельефными бицепсами.

Самый многосторонний блюзмен 2000 года - это ведь не обязательно самый величайший. Но только послушайте феноменальный саундтрек из фильма "Братья Блюз-2000" - и ярчайшим номером этого диска вам обязательно покажется госпел "John The Revelator" в исполнении все того же Таджа Махала.

- Госпел всегда звучал в нашем доме, - вспоминает Тадж. - Мать пела в церквах с детства и считалась сильнейшей госпел-вокалисткой. Она ведь выросла на Юге, в Каролине. Отец приехал в Нью-Йорк из французской Вест-Индии, и карибские ритмы - это его конек. Он ведь был джазовым аранжировщиком. Потом ему пришлось все-таки оставить музыкальный бизнес. Нас было девятеро детей, нужны были деньги, и он отправился работать на завод Фиска механиком. Но музыка в доме не затихала. У отца имелась крупнейшая коллекция джазовых пластинок. И когда мои сверстники крепко сидели на рок-н-ролле, я больше слушал джаз, а затем пришел к блюзу.

Нью-Йорк - гигантская мультиязыковая, разнокультурная общность. Мы говорим здесь на разных языках с выходцами из различных удаленных земель, слушаем самую разную этническую музыку планеты, но, похоже, самой глубокой музыкой здесь все равно остается блюз. Блюз может быть основой для синтеза всех этнических культур, потому что он родился на этой земле в борьбе за выживание и в нем выработалась великая сила. К нему всегда будут обращаться разные этнические группы и даже целые народы как к основе, дающей новую силу их современному музыкальному самовыражению. Блюз может быть непопулярным у тех, кто заправляет шоу-бизнесом, но у людей эта музыка всегда будет в большом спросе.

http://www.simen.ru/biography/taj_mahal/

Ссылки
Скачать мп3 в сети: 

Новые пользователи

  • Мурат
  • Goblin2008
  • Elenaeva
  • павел плавич
  • tauwecknonpmat1983

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 3 гостя.

(i) На сайте не хранятся файлы, защищенные авторскими правами. Все музыкальные файлы находятся на сторонних серверах, к которым мы не имеем отношения. Ссылки на них взяты из общедоступных источников в сети интернет.