Miriodor

Биография
фото: 
Miriodor.jpeg
Участники: 
  • François Émond
  • Pascal Globensky
  • Sabin Hudon
  • Rémi Leclerc
  • Bernard Falaise
  • Denis Robitaille
  • Nicolas Masino
  • Marie-Chantal Leclair
  • Marie-Soleil Bélanger
Биография: 

Юмор - это движущая сила нашего творческого процесса.
Паскаль Глобенски, группа Miriodor.

Квебек - мечта любого меломана, ориентированного на прогрессивный рок и соответствующую музыку. Квебек - родина большого количества разнообразных достойных внимания групп: Harmonium, Visible Wind, Les Projectionnistes, Octobre, L'Orchestre des Pas Perdus, Sloche, Conventum, Rouge Ciel, Interference Sardines и, конечно же, главная звезда - Miriodor.

В чем дело - то ли какие-то дотации со стороны правительства провинции, то ли в силу того, что от сюда начинают турне уже давно многие коллективы, но музыкальных групп там просто море! И все, что не попадаются достаточно интересные. Miriodor: Сами музыканты этой группы определяют свою музыку, как "рок-ориентированная пост-модернистская камерная музыка с определенными юмористическими интонациями". Но при этом делают сноски, мол, "камерная музыка" означает, что они играют инструментальную музыку, написанную заранее, а не импровизационную, как, допустим, в джазе, "пост-модернизм" - это попытка соединить различные музыкальные стили от популярной рок-музыки до академического авангарда, ну а "юмористические интонации" проявляются в некоторой игривости музыки и попытке не быть такими уж серьезными музыкантами.

Все началось в 1980 году, с Франсуа Эмона и Паскаля Глобенски. Именно они, встретившись в
канадском городке Квебек Сити, что в провинции Квебек, заложили основу того, что через четыре года выльется в секстет. Вдвоем они тут же начали писать музыку, которой с лихвой хватило на две кассеты. В то время Глобенски уже перешел от увлечения различным мейнстримовым прогрессивом, вроде VDGG, Gentle Giant, King Crimson к различным авангардным RIO-группам, а потом, потихоньку, ребята пришли к выводу, что негоже ограничивать себя проговыми клише и стали вдохновляться
более широким спектром музыкального наследия. Затем появился Пол Дюссо, а чуть позже - Реми Леклер. В то же время родилось и название группы - Miriodor. Что конкретно оно обозначает, выяснить так и не удалось, единственное, что известно, так это то, что Паскаль Глобенски заявляет,
что это слово у него возникло в голове, когда в 70-х он сидел и наблюдал солнечный закат. Вскоре начались концерты. Как всегда, не обошлось без определенных казусов. Так, во время одного из первых выступлений группы в одном университете зазвенела пожарная тревога. На сцену, конечно же, вышел специальный человек, который пытался донести до аудитории, что никакого пожара нет, что это кто-то так глупо пошутил, но то ли особого доверия он не вызывал, то ли еще по какой-либо причине, но пока Miriodor играли (а они продолжили играть сразу после объявления) люди толпились и громко обсуждали, есть пожар в здании или все-таки нет. К счастью, сошлись все-таки на том, что это провокация и уселись слушать музыку.

Пол Дюссо остался в группе не на столь продолжительное время, а вот Реми вошел в тот самый состав, который записал дебютный альбом "Rencontres". Полный состав группы на тот момент выглядел так: Франсуа Эмон (флейта, скрипка, кларнет, вокал, синтезатор), Паскаль Глобенски
(акустическая гитара, бас, электро-пианино), Реми Леклер (барабаны, перкуссия), Марк Петтиклерк (орган, бас), Дэни Робиталь (бас, стик, голос), Сабэн Худон (саксофоны). Представляете себе, что может совершить кучка талантливых людей, вооружившись клавишными, различными духовыми инструментами, а также структурами и формами европейской камерной рок-музыки и отличными мелодиями? Правильно, из этого выльется один из самых замечательных шедевров не только канадского RIO 80-х (хотя этот альбом, все-таки, чрезвычайно далек от чистокровного RIO, структуры композиций "отцов-основателей" чувствуется), но и всей музыки в целом. Действительно, Miriodor, будучи в самом большом за всю свою историю составе, смогли создать столь уникальное детище, которое собрало в себе все самое лучшее из всех музыкальных корней, что просто удивительно. Тут и резкость, жесткость, сложность форм chamber-рока, и глубокое звучание, обогащенное саксофонными линиями авангардного джаз-прога (не смотря на то, что по словам музыкантов, ни одна
композиция дебютного альбома не была плодом совместной импровизации), и необыкновенная красота и стройность мелодий фолк-музыки. В целом альбом можно отнести к инструментальным работам, хотя есть несколько моментов, когда проявляется и голос, но этого не много - всего на двух пьесах: La Maison Dieu и Egregore. Но сделано все так правильно, взвешено и зрело, что ничего не выдает того факта, что все это дебютный альбом группы. Ну, разве что только этот альбом записан хуже последующих, видимо, в силу того, что альбом ребята продюсировали сами, но это ни на секунду
не разрушает той магии, доброты. Столь замечательная эклектичная полистилистика достигнута за счет двух моментов - в группе не было одного определенного композитора, который бы являлся главным генератором музыкальных идей, практически все, что записано на "Rencontres" - это результат совместного композиционного подхода. С другой стороны шестеро музыкантов были увлечены совершенно разной музыкой, поэтому, совместив все эти факторы, становится понятно, что
такой приятный набор неожиданных компонентов не случайность. Впрочем, говорить о каком-либо музыкальном новаторстве музыканты Miriodor отказываются, мол, какое в наше время может быть новаторство, многое, что сейчас называют новым - это хорошо забытое старое, да и невозможно
сейчас создать что-то одновременно новое и чтобы оно при этом звучало не раздражающе. Главное достижение группы - это грамотное сочетание уже известных элементов. И в этом отношении "Rencontres" выполнен просто восхитительно. Ну и стоит отметить действительно убийственные,
душевышибательные хиты на все времена - L'allеe Des Martyrs, Egregore, L'expatrie. Впрочем, все это композиции с ярко выраженными мелодиями. Те же Brouillard, La Maison-Dieu или Rencontres должны восхищать в не меньшей степени.

Альбом вышел очень маленьким тиражом в 500 экземпляров, и вскоре продажи его были закончены. Поэтому стоит благодарить Cuneiform Records, которые в 1988 году переиздали эту пластинку на CD. Но до того как это произошло, осенью 1984 года группа переместилась в Монреаль.

Вернее, конечно, не вся группа состава первого альбома, а лишь четверо из них - Паскаль Глобенски, Франсуа Эмон, Сабэн Худон и Рэми Леклер. Этим квартетом они сделали некоторые записи, которые позже будут включены в качестве дополнительного материала к перевыпуску на Cuneiform этого диска. Но сам альбом был написан уже после того, как в начале 1987 года группу покинул скрипач
Эмон, оставив коллектив в формате трио - клавишные+барабаны+саксофон. Именно так в начале 1988 года был записан второй альбом группы и первый альбом для молодого тогда еще лейбла Cuneiform Records - "Miriodor". Пластинка интересна тем, что записана практически вся за один дубль, "вживую" и после этого не подвергалась никаким студийным обработкам. То, что трио звучит так богато - это в первую очередь достижение новых midi-технологий, позволявших группе выглядеть на уровне целого оркестра. Но первым значительным заявлением о себе на мировой прог-сцене стал не выход этого альбома. Дебютом стоит считать компиляцию катлеровского аудио-журнала, выпускаемого конторой Recommended Records. Именно там появилась композиция с нового альбома -
'Middle Ages'. Ну и только ближе к концу 1988 года в продаже появился сам диск. Музыка, конечно, изменилась разительно. Самое удивительное, что не смотря на то, что количество музыкантов сократилось в два раза, изменился не сам звук, который стал отличительной чертой группы,
изменились акценты в музыке. Музыканты сдвинули свой материал по двум векторам, и оба показывали в одном направлении - авангард. Да, стиль музыки Miriodor резко ожесточился и практически полностью перешел в пределы авант-прога. Конечно, о прежних милых деньках красивого мелодизма осталось много воспоминаний. Например, такие композиции, как
'Spiral', 'Suspicion', 'Trap' все еще наполнены запоминающимися саксофонными темами, которые еще долго будут будоражить память. Но, в целом, это ближе к определению "дружелюбный слушателю Rock In Opposition". Изменилось и отношение к композиторскому подходу - в репертуаре группы появилось место для импровизаций и даже две композиции с этого альбома - Funeral March и Waiting for Remi - это, по признанию музыкантов, целиком и полностью результат спонтанного
музицирования.

Так или иначе, но о группе узнали. Стали приглашать на концерты и популярность коллектива плавно, но уверенно поползла вверх. А выступление осенью 1988 года на Festival International de Musique Actuelle de Victoriaville и гастроли по Бельгии и Франции в марте 1989-го сыграли не последнюю роль. Без особых событий и потрясений состава, Miriodor подходят к записи своего третьего альбома - "Third Warning", который, так же как и предыдущий, записан в составе трех
человек - Глобенски, Худон и Леклер и, так же как и предыдущий, выпущен на Cuneiform Records. В принципе, он продолжает ту линию партии, которую группа приняла на прошлом диске: такое ощущение, что группа решила доказать, что RIO может иметь и доброе лицо. Часто приходилось
слышать такое, не лишенное логики определение характера творчества Miriodor конца 80-х: "добрые Univers Zero". Что-то в этом есть. Конечно, между группами огромная разница, начиная от огромных различий в звучании (Miriodor больше предпочитали делать акцент на лидирующий саксофон, перкуссию, а остальное все заменяли умело синтезированными звуками клавишных), заканчивая противоположностью настроения. Miriodor играли по большому счету добрую музыку, да и относительно доступную. Этакий отличный курс для начинающего RIO-шника: диссонирующие формы, сложные структуры и закрученные полиритмические рисунки поставляются небольшими дозами, но в достаточном количестве.

Кроме достижений на музыкальном фронте авант-прога, музыканты Miriodor становятся также еще и авторитетными специалистами вообще в компьютерной музыке. Они даже приняли участие в Международном Конгрессе Компьютерной Музыки. Ну а вскоре в стане группы последовали
долгожданные изменения: в конце 1993 года Miriodor стали квартетом - к ним присоединился четвертый музыкант Бернар Фалас - электро-гитарист и басист. Группа стала выглядеть более-менее стандартно. Правда недолго. Но до этого была записана композиция "Promenade sous zero", вошедшая в компиляцию Cuneiform Records, под названием Unsettled Records. "Promenade sous zero" - это попурри на тему композиций Present и Univers Zero. В 1994-м году Miriodor вновь стали трио, втроем они и записали в 1995 году четвертый свой диск - Elastic Juggling. Точнее, не совсем втроем, конечно. В этот раз им помогала куча "гостей": Клод Сен-Жан (тромбон), Стефани Семар (скрипка), Джеймс Дарлинг (виолончель), Жан-Дени Левасор (флейта), Айвенхо Жолисер (труба). (Попадаются очень знакомые имена). Более того, во время записи альбома (который, как и прежние был записан в Монреале для Cuneiform) группу покидает саксофонист Сабэн Худон, на альбоме он тоже указан как гость группы. Ну а третьим членом трио был Бернар Фалас (гитара, бас, мандолина), являвшийся тогда формально участником коллектива. И, конечно же, такие пертурбации в группе не могли не сказаться на духе альбома, стилистике. Miriodor вновь практически сменили свой музыкальный имидж на более жесткий и острый за счет большого использования гитары, хотя оставшись при этом на той неуловимой грани между едким юмором и сумасшествием, между пронзительным мелодизмом и истеричным звенящим напряжением, присущему бельгийским соратникам по лейблу. Вообще, привнеся в свой звук гитарных штрихов и изрядно минимизировав структуру композиций, Miriodor вновь стал напрашиваться на сравнение как с Present, так и с Univers Zero. По крайней мере, этот альбом - Jongleries elastiques, как звучит французская версия названия - вызывает такие ассоциации. Впрочем, нельзя сказать, что музыканты отбросили все старое звучание и облачились в новые формы. Остались узнаваемыми и саксофонные партии Худона, есть и синтезаторные звуки,
хотя, конечно, всего этого стало разительно меньше. Какие композиции стоит отметить на этом диске? На 34+9, спустя два альбома, группа вновь вернулась к экспериментам с вокальными партиями, на этот раз с женскими. Правда, больше их практически не будет. Кроме того, тут четко
прослеживаются какие-то южноевропейские фолковые интонации, добавившиеся в и без того эклектичную речь квебекских гениев. А чуть позже, в Le terrible naufrage du petit: очень свежо и ярко повеяло французскими настроениями. Потрясающе красивая игра на аккордеоне Хубена восхитит любого. Правда, вторая, жесткая гитарная часть композиции немного неожиданна и не совсем с нетерпением ожидаема. Poupees russes (Babouchka) по своей гитарной колючести и
псевдо-статическому, минималистическому развитию напоминает смесь знаковых композиций King Crimson начала 80-х и того chamber-рока, что очень удачно играли такие группы, как Cro Magnon. В основном же, как уже упоминалось, вспоминаются работы Триго и Дени. Особенно во время прослушивания первой композиции Le lanceur de couteaux, Mme X или La dresseur de chenilles. Но, в отличие от бельгийских коллег, в музыки Miriodor этого созыва нет никаких параноидальных ощущений. Такие вещи, как En bazou dans l'bayou, Bal con или Feve de Lima могут вызвать на лице только улыбку, а в мыслях некие картины с сумасшедшими клоунами из странного цирка. На Igor, l'ours a moto музыканты вообще смешали вступление в стиле скрипично-акустически гитарного барокко с отвязными роковыми гитарно-саксофонными риффами в основной части пьесы и
совершенно легкомысленной поп-зарисовкой в конце. Получилось весьма внушительно и контрастно. Ну и, конечно же, не обошлось без звуков мотоцикла. Целый музыкальный рассказ. Отличное впечатление оставляет и немного рваная Telephage с известным количеством звуковых экспериментов, грозным ритмом, давящими гитарно-клавишными текстурами и аккуратным пассажем виолончели. С ритмами и размерностями ребята практически вволю. Есть все и на любой вкус. Впрочем, сыграно все настолько уверенно, что мысли о том, в какой же размерности играют
музыканты сейчас в голову особо не лезут. Да и вообще, весь альбом, не смотря на изрядную эклектичность и полистиличность имеет чудесный целостный облик и общую музыкальную мысль, но рассказать обо всем невозможно. Такой альбом пошел бы в актив абсолютно любой команде. Это
один из тех альбомов, какими принято гордиться.

Но, конечно, музыканты не только гордились им, но и продолжали много выступать на самых различных прогрессив-роковых фестивалях по всему миру. А к концу 20-го века, а если быть точнее, то в 1999 году, Miriodor написали и записали музыку к документальному фильму "Альманах", посвященному грядущему тысячелетию. Музыканты же готовились его встретить уже квинтетом - в группу влились Николас Массино (бас) и Мари-Шанталь Леклер (саксофоны). Осенью, выступив в ряде американских фестивалей, группа начинает записывать свой пятый альбом, который выходит в сентябре 2001 года на Cuneiform под названием Mekano. К тому времени группа разрослась за счет скрипачки Мари-Солье Беланже до секстета. Открывает альбом короткая La celebre boucle, которая
переводится как "знаменитый цикл". Не знаю, что там насчет знаменитости, но то, что это зацикленный кусок - очевидно. Этакое экспериментаторское вступление, немного даже настораживающее. Впрочем, в следующей же пьесе - Le regne des termites - становится очевидно,
группа сохранила очень многое из звучания своего предыдущего альбома. Энергетика и мощь Кримзо в сочетании со сложными структурами Univers Zero, только вот в плане мрачности и нагнетания хаоса Miriodor не собирается достигать уровня этой парочки. Не смотря на некоторую долю
пугающих настроений в этой композиции, в целом же мы имеет дело все с тем же симпатичным и даже местами очень добрым коллективом. Хотя поверить в это, когда вокруг гремят трубы и барабаны, воет гитара и зло, ехидно бурчат клавишные и бас, порой бывает сложно. О склонности к
некоторому минималистическому построению своих порой очень странных музыкальных фраз и умелых экспериментов со звучанием клавишных и мелодией напоминает композиция Le sorcier. Минутная Mille-pattes вообще какая-то невообразимая смесь прога и... серфа. По-крайней мере по
скорости, энергетике и веселой эмоциональной окраске это что-то в том районе. Ну а о том, как же смело и, главное, умело обращаются мириодоровцы с самыми экзотическими форматами ритмических рисунков дает отличную иллюстрацию Toutes proportions gardees. Наверное, это самая сложная часть альбома. Столько странных размерностей и полиритмий, жутких диссонансов, смен настроения (от драматических классических театральных па до привычных для Miriodor цирковых трюков сумасшедших акробатов), что вычленить что-то не так уж просто. Может за счет этого, а может из-за ощутимого жесткого стержня и направляющей, эта вещь может расцениваться как один из краеугольных камней диска, одна из тех глыб, на котором зиждется правомерная слава всей группы. Нагнав напряжения до самого края, музыканты просто сбрасывают слушателя в небольшое "озерце", короткий музыкальный экзерсис менее минуты длинной - IGA, единственная цель которого - стать прослойкой и антрактом перед еще одним отличным треком альбома - мощнейшей Mangeur de masters, напоминающей о мощи бригады Роберта Фриппа. Замешанная на предельно мутировавшем хард-роке, композиция начинает скакать из одного состояния в другое, то вгрызаясь мощными звуками в землю, то саркастически прыгая и пританцовывая в тему некой почти восточной мелодии. Ну а после всех этих боевых действий самое время для практически акустической, несложной Le roi soldat - очень красивой композиции, с чистыми и ясными звуками трубы и прочих духовых. Конечно, в середине пьесы на сцене появляются и мрачноватые краски, и пугающие тени, нагнетающие
параноидальные настроения, и ощущение легкости и расслабленности проходит моментально, сменяясь на очередные нещадные и хлесткие удары, но двухминутная передышка в первой половине трека стоит этого. Надеждой на еще одну более доступную композицию начинается и Pas a ce que je
sache, Sacha. Правда, ко второй минуте музыканты проваливаются в какую-то беззвучную пещеру, из которой раздаются только случайные отзвуки каких-то тем и мелодий, но это не надолго. Минуту спустя все вернется на свои места, заодно продемонстрировав в очередной раз какую долю в звуке группы занимают синтезированные звуки. Singularite - еще одна мощнейшая вещь, с гулким басом. Не смотря на то, что чем дальше, тем она становится все менее и менее связной и превращается во что-то подобное джазовому хаосу - это лишь поверхностное ощущение. На самом деле все эти несколько одновременно звучащих музыкальных темы очень тесно завязаны друг с другом и складываются в одну очень интересную картину, богатую и красивую, гораздо более доступную, чем идущая следом L'inevitable, полная диссонансов и иногда (в первой части пьесы) напоминающая последние деньки группы Henry Cow. Avatar - еще одно доказательство умения музыкантов квебекской группы Miriodor устраивать из, казалось бы, достаточно спокойной зарисовки что-то более активное и даже агрессивное с мрачноватым оттенком. Обильные синтезаторы, барабаны и постоянная смена всего и вся правят и тут в полный рост. Есть такая особенность у группы Miriodor - у них невозможно определить солирующий инструмент. И не потому, что они играют все одновременно, хотя, зачастую, происходит и такое - они так часто меняются, что уловить, кто
же тут заправляет практически невозможно. Ну и завершают альбом две композиции - репрезентативная для Miriodor по своему сумасшествию, веселости, перманентной изменчивости и ярости Le fantome de M.C. Escher (отличная, к слову, композиция, одна по себе весящая больше чем все творчество в целом некоторых групп) и веселая танцевальная La polka des spheres. Кстати сказать, не смотря на большое количество диссонансных моментов и мест, оставляющих впечатление некой хаотичности, импровизационных кусков на альбоме практически нет. Дело в том, что
музыканты собирались записать что-то такого рода прямо в студии, но так уж случилось, что по техническим причинам у них хватило времени только на то, чтобы записать уже написанный материал. И, не смотря на то, что импровизации до сих пор играет значительную роль в творчестве группы, места для экспериментаторства не осталось. Впрочем, музыканты обещались к следующему альбому подойди более импровизационно.

Пятый альбом и пятое попадание в яблочко! Этим можно оправдать тот факт, что группа выпускает свой новый альбом примерно раз в пять лет. Да этим, если честно, можно оправдать вообще все, что угодно. К сожалению, или к счастью, оправдывать ничего не приходится. Музыканты показывают себя отличными и вежливыми собеседниками (Разве что не так часто любят отвечать на вопросы о своем прошлом, ссылаясь на свой сайт, что ж, имеют полное право, их легко понять), прекрасными концертными мастерами, а выступают они не сказать чтобы редко, хотя основной акцент Miriodor делается на выступлениях на фестивалях. Дело в том, что музыканты вообще встречаются только пару раз в неделю на репетиции к этому времени, хотя, скажем, во время записи четвертого альбома они проводили по пять репетиций в неделю. Miriodor не является единственным проектом для профессиональных музыкантов группы. Так, к примеру Бернар Фалас также пишет музыку для театра, кино, телевидения и современного балета, играет на гитаре в нескольких поп-проектах и занимается продюссированем нескольких рок-групп. Это позволяет хоть как-то держаться на плаву, ибо с тем форматом музыки, которую исполняют Miriodor больших финансовых выгод не достичь. Более того, музыканты откровенно заявляют, что они не получают никаких денег от функционирования группы, а так как нужно платить деньги за аренду помещений, приходится подрабатывать на стороне. Но фестивалей посещается много, квебекцы стараются поучаствовать в как можно большем их количестве.

Пиком фестивальных выступлений Miriodor становится участие в престижном NearFest 2002 года. Ну а два года спустя канадцы начинают записывать шестой диск - Parade, который вышел относительно
недавно, в мае 2005 года, и я его не слышал. Единственное, что можно сказать о нем, так это то, что вместе с самими музыкантами группы над ним поработал также и легендарный Ларс Хольмер. Познакомились они с ним через Интернет - Ларс написал им, что ему нравится их альбом Elastic
Juggling, они стали переписываться, обмениваться записями, ну и в результате Хольмер поучаствовал в записи двух композиций для нового диска. Сами же музыканты говорят, что новый альбом будет в меньшей степени "роковым", чем был предыдущий, но полностью отказываться он
"тяжелых" моментов не намерены, да и далеко от Mekano отходить не собираются. Творческий же талант, по словам самих же музыкантов достиг своего пика. Все это заставляет с еще большим нетерпением и энтузиазмом искать последнюю на сегодня пластинку группы и мечтать о том, чтобы хоть раз в жизни попасть на их концерт.

(c) Alexey "Smarty" Petuhov, ноябрь 2005 (по мотивам материалов Internet).
http://users.livejournal.com/_smarty/61529.html

Ссылки
Неоффициальные сайты: 
Скачать мп3 в сети: 

Новые пользователи

  • Мурат
  • Goblin2008
  • Elenaeva
  • павел плавич
  • tauwecknonpmat1983

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 4 гостя.

(i) На сайте не хранятся файлы, защищенные авторскими правами. Все музыкальные файлы находятся на сторонних серверах, к которым мы не имеем отношения. Ссылки на них взяты из общедоступных источников в сети интернет.